«Егда славнии ученицы…»: комментарий к тропарю Великого Четвертка

Московская Сретенская  Духовная Академия

«Егда славнии ученицы…»: комментарий к тропарю Великого Четвертка

1989



«Вечери Твоея Тайныя днесь
Сыне Божий причастника мя прими».

В Святой Преблагословенный Четверг Страстной седмицы Христова Церковь вспоминает события последнего дня перед арестом Учителя.

Все уже случилось! Жители Иерусалима уже начали забывать, как совсем недавно кричали: «Осанна Сыну Давидову!» Смоковница засохла и никогда не принесет плода. Жених уже грядет в полунощи, а Иуда Искариот получил от священников «цену Оцененного» (Мф. 27, 9). Однако Иисус и его ученики, несмотря ни на что, уготовляют трапезу в Сионской горнице, желая встретить великий иудейский праздник Пасхи.

Именно на этой Вечере произошло одно из самых важных событий в христианской истории – установление Таинства Евхаристии, Святого Причастия:

«И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое. И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов» (Мф. 26, 26–28).

Данными словами Христос изменил ход человеческой истории. В эту минуту каждый человек получил возможность телесно соединяться со Спасителем всего мира и иметь через это оставление грехов и вечную жизнь.

Однако именно в этот самый момент происходит и страшное по своей сути предательство. За одним столом с Учителем сидит человек, который буквально через несколько часов предаст Богочеловека Христа на смерть.

Эти события получили свое отражение в гимнографическом тексте, кратко отражающем суть празднуемого события. Мы видим, что тропарь праздника повествует вовсе не об установлении Таинства Жизни.

Центральной темой, вопреки всякой логике, стало предательство Иуды Искариота:

«Егда славнии ученицы на умовении Вечери просвещахуся, тогда Иуда злочестивый, сребролюбием недуговав, омрачашеся и беззаконным судиям Тебе, праведнаго Судию, предает. Виждь имений рачителю, сих ради удавление употребивша! Бежи несытыя души, Учителю таковая дерзнувшия: Иже о всех благий, Господи, слава Тебе».

Греческий оригинал таков:

«ὍτεοἱἔνδοξοιΜαθηταί, ἐντῷνιπτῆριτοῦΔείπνουἐφωτίζοντο, τότεἸούδαςὁδυσσεβής, φιλαργυρίαννοσήσαςἐσκοτίζετο, καὶἀνόμοιςκριταῖς, σὲτὸνδίκαιονΚριτὴνπαραδίδωσι. Βλέπεχρημάτωνἐραστά, τὸνδιὰταῦταἀγχόνῃχρησάμενον, φεῦγεἀκόρεστονψυχὴντὴν Διδασκάλῳτοιαῦτατολμήσασαν. Ὁπερὶπάνταςἀγαθός, Κύριεδόξασοι».

За последние 150 лет этот текст неоднократно переводился на русский язык. Для лучшего понимания и контрастного сравнения приведем две версии перевода.

Перевод О.А. Седаковой:

«Когда славных учеников омовение ног на Вечери просвещало, Тогда Иуду нечестивого недуг сребролюбия помрачал; И беззаконным судьям он Тебя, праведного Судию, предает. Смотри же, искатель наживы, как наживы ради пришлось повеситься! Беги от алчной души, осмелившейся такое (сделать) Учителю: Ты же, ко всем благой Господи, слава Тебе!»

И более ранний по времени перевод известного литургиста начала XX века – протоиерея Владимира Успенского:

«Когда славные (досточтимые) ученики на вечери при умовении ног просвещались; тогда Иуда злонамеренный, зараженный сребролюбием, совсем омрачился; и Тебя, Праведного Судию, замыслил предать беззаконным судьям. – Жадный собиратель богатств! Посмотри на удавившегося из-за них! Избегай жадности, – вот на что дерзнула она в отношении к Учителю; Господи, милостивый во всем, да будет Тебе слава!»

На умовении вечери

Первая часть тропаря напоминает нам о том, как Христос, показывая пример истинного первенства, омывает ноги своим ученикам:

«Итак, если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу. Ибо Я дал вам пример, чтобы и вы делали то же, что Я сделал вам» (Ин. 13, 14–15).

Этим Спаситель дает понять, что в христианской иерархии необходимо придерживаться принципа:

«Кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою» (Мф. 20, 25).

Свет и мрак

В самом начале тропаря противопоставляются понятия света и мрака. Иуда называется здесь «злочестивым», т.е. бесчестным, коварным. Греческий оригинал «ὁδυσσεβής»даетещебольший спектр значений: «безбожный, неблагочестивый, непосвященный, светский». Так, Иуда хоть и был близким учеником, апостолом Христа, но не просветился Его Евангелием. Поэтому во время омовения ног омрачается, то есть погружается во мрак, тьму греховную, поддавшись страсти сребролюбия.

Иуда был человеком, не только распоряжавшимся общими деньгами Христовой общины, но и имевшим все апостольские дары, наравне с остальными учениками. Однако происходит добровольное предательство Иисуса на суд, а по факту на смерть, так как этот суд изначально готовил Христу Крест. Иуда променял апостольство на 30 сребреников и не принес покаяния, когда понял, что произошло, окончательно погрузившись в бездну греха.

В противовес ему выступают остальные апостолы, которых автор тропаря называет «славными», то есть приверженцами славы и чести, а о. Владимир называет «досточтимыми». Они, в свою очередь, «просвещаются», то есть наполняются светом во время омовения ног на Вечере Христовой, принимая важный жизненный урок от Учителя.

Имений рачителю

Далее идет речь о том, какая судьба постигла предателя Иуду. В церковнославянском тексте он называется «рачителем имений», у протоиерея Владимира Успенского – «собирателем богатств», у О.А. Седаковой – «искателем наживы».

Такими разными способами они стремятся передать греческое «χρημάτωνἐραστά»:

·         «χρῆμα» – материальные блага, имущество,

·         «ἐραστής» – любитель, поклонник, влюбленный.

Иуда сделал свой выбор в пользу серебра. Исход его судьбы прост. После он не смог смириться с произошедшим, вернул деньги священникам и, не найдя выхода из этой ситуации, «шед удавися» (Мф. 27, 5).

Наш выбор и последний Суд

Перед тем как закончить гимнографическое повествование, автор призывает бежать, сторониться алчности, дабы не повторить судьбу Искариота, осмелившегося совершить такую подлость по отношению к своему Учителю и Спасителю.

В завершении тропаря мы видим традиционную для гимнографии форму завершающего прославления Бога. Во всех трех представленных вариантах, несмотря на различие в тексте, с помощью этого оборота воссылается слава благому и всемилостивому Богу нашему.

Гимнограф воспевает милосердие Творца, потому что знает: окончательное решение ожидает человека только на Страшном суде.

Лариса МаршеваИлья Ведищев

Источник: Православие.ру