«Господи, как мне Тебе послужить?» Тренер ушу-саньда из Якутии рассказал о своем пути к поступлению в семинарию

Московская Сретенская  Духовная Академия

«Господи, как мне Тебе послужить?» Тренер ушу-саньда из Якутии рассказал о своем пути к поступлению в семинарию

2581



Восточным единоборствам диакон Анатолий Гольдман учился Китае, там же встретил будущую жену. Позже стал тренером и делал успехи в деле воспитания спортсменов, преподавал в университете. После воцерковления осознал, что всë самое важное послал Бог. Господь дал то, что просило сердце. А в ответ было сделать ничего нельзя — у Бога всё есть. Тогда возникли мысли о служении.

Я родился в Якутске в 1983 году. Окончил школу, поступил там же в университет на факультет иностранных языков, изучал английский и китайский языки. Во время обучения поехал на стажировку в Китай. Очень увлекся этой страной и захотел там жить.

После специалитета поехал в Пекин, чтобы продолжить обучение — поступил в институт физкультуры и спорта Пекина. В 2011 году окончил в Китае магистратуру по специальности «тренер ушу-саньда». В 2013 году вернулся в Россию, к себе домой в Якутск, работал в университете и тренировал в федерации ушу.

Крещение

Крещение я принял в 18 лет по настоянию мамы. Это было не вполне осознанное решение. Но меня воспитывали в послушании, поэтому я подумал: «Раз мама говорит, значит, надо сделать». Была традиционная установка, что младшие слушаются старших, так воспитывали.

С послушания родителям начинается любая аскетическая деятельность. Оглядываясь назад, я сейчас это вижу явно. Слова мамы были важны. Через послушание родителям Господь надеется и пытается нас спасти.

Тогда еще случилось происшествие. На меня напали хулиганы, побили. Была угроза жизни, мама волновалась. Ей показалось, что Таинство Крещения меня может защитить, это был такой суеверный подход. Несмотря на то, что она была уже крещеная и иногда ходила в Церковь, стремление помочь сыну у нее выразилось в такой форме. Строго говоря, это неправильно, но, наверное, Господу было угодно, чтобы я хотя бы так стал крещеным.

В Якутии в начале двухтысячных был духовный подъем. Многие люди крестились. В тот день нас было человек 15. В феврале на улице –35...–40°С, поэтому в храме тоже было холодно, стояли мы в тапках. Крещение было обливательным, воду набирали из бочки. Воспоминания остались приятные.

Я не понял, что произошло. Всё, что сказали сделать, я сделал; всё, что сказали прочитать, я прочитал. И крестился. Священник сказал, что обязательно надо будет на следующий день причаститься.

Мне до сих пор очень за это стыдно, но я тогда не пришел на Причастие. После Крещения долго ходил около Церкви. Был крещеным, как и многие другие русские люди, но по сути являлся невоцерковленным.

Воцерковление

В Пекине я познакомился со своей будущей супругой, там же женился. Крещение, по словам моей супруги, сыграло тогда решающую роль при ее выборе. Потому что только после моего Крещения мы могли повенчаться. С подачи жены начал ходить в Успенский храм в Пекине. Тогда и начался процесс серьезного воцерковления.

Супруга была в тот момент уже твердой христианкой, крепко стояла в вере. Ее аккуратные рассказы о храме, молитве подтолкнули меня пойти в храм. Процесс воцерковления шел поначалу очень активно, я ощутил благодать. Меня она коснулась не после Крещения, а при воцерковлении. Помню свои ощущения — была какая-то легкость, радость.

На наш пекинский приход войти просто так было нельзя. Храм располагался на территории посольства — на посольской территории пропускной режим. Войти туда могут только русские или другие иностранцы с предварительной регистрацией. Количество прихожан небольшое, все друг друга знают. Большинство прихожан — посольские работники и их жены. Община очень дружная, семейная.

Позже в Якутии я искал именно такой приход — с общиной. Общины не нашел, зато встретил священника — отца Андрея, который помог мне на следующем этапе воцерковления. У нас выстроились с ним искренние, доверительные отношения. Он говорил от сердца к сердцу, по-настоящему. Я закрепился на его приходе, начал читать часы, участвовать в богослужении.

«Господи, дай мне понять, как мне Тебе послужить»

Господь сделал мне много благ: дал любимую жену и профессию, в которой были возможности для карьерного роста. Господь дал мне то, что я хотел сердцем. А я Ему не мог ничего сделать в ответ — у Бога всё есть. Меня начала беспокоить эта мысль.

Единственное, что я мог бы сделать, — послужить. И вот я думал: «Как же послужить Богу?» Я ходил, и эта мысль у меня в голове вращалась. В какой-то момент я сказал: «Господи, дай мне понять, как мне Тебе послужить, а я послужу».

В то время на фоне неофитства я был ревностным несколько не по разуму и считал необходимым всех привести в христианство. Говорил о Боге с друзьями, родными, знакомыми и изрядно им докучал. Друзья говорили: «Что ты ко мне лезешь? Иди в семинарию».

Позже я как-то помогал в храме делать вешалки для ризницы, это было в один из свободных дней. А недалеко от храма, в котором я трудился, находится Якутская семинария. И я помню, как увидел тогда семинариста, который «тайнообразующе» выбрался из семинарии и почему-то прятался за забором.

Он нас увидел, подошел, взял благословение у батюшки и при ответе на мой вопрос о поступающих в семинарию сказал, что поступающих очень мало. В его словах прозвучала мысль: «А кто сейчас вообще хочет в семинарию поступать?» И тут я сказал неожиданно даже для себя: «Я хочу поступить». Возникла пауза, и он и священник посмотрели на меня с удивлением.

Как святые отцы говорят, Господь ведет человека, но никогда его волю не насилует. Он может тебе мостить дорогу по воде, поддерживая, чтобы не провалился. Но когда ты доходишь до перекрестка, до момента выбора, ты должен этот выбор сделать добровольно. Это был один из таких моментов.

Отец Андрей тогда сказал: «Так, подожди, пойдем поговорим». Оказалось, что мысль о том, что мне нужно поступать в семинарию, появилась у него гораздо раньше. Отец Андрей предложил мне ехать в Москву и там поступать.

Выбор семинарии

Трудно было представить, что я смогу учиться в Москве. Нужно было оставить работу, найти место для проживания, переезжать нужно было вместе с женой. Всё это казалось почти нереальным. Но я не стал отказываться от этой мысли и доверился Богу: «Ну ладно, Ты же Господь Всеведущий, видишь эту ситуацию, знаешь, что она меня смущает. Помоги, сделай там что-нибудь».

И вдруг, удивительным образом всё начало выстраиваться. Это был конец лета, все экзамены в университете, где я тогда работал, я принял, отчетную документацию сдал. Мы поехали к родителям жены — как раз собирались поехать через две недели после этого разговора.

Приехали в Москву и решили посмотреть семинарии. Поехали в Московскую духовную академию. Были на экскурсии, приложились к мощам преподобного Сергия. Потом вернулись в Москву и гуляли. Как раз в вечер субботы. Услышали звон, и я подумал, что надо сходить на службу. Это было недалеко от Храма Христа Спасителя.

Зашли в ближайший храм, помолились, исповедовались. После службы на выходе увидели табличку: «Китайское подворье Святейшего Патриарха Московского и всея Руси». Я удивился и запомнил. Позднее на неделе встретились с нашей подругой, с которой были знакомы еще в Пекине. Она рассказала, что поет в этом храме, и пригласила пойти на лекцию.

На лекции познакомились со священником. Я ему про себя рассказал, про желание поступить в семинарию, служить Богу. Ничего конкретно я тогда в ответ не услышал, что, в общем, и понятно. Оказалось, что в тот год с поступлением я уже опоздал. И подумал, что тогда буду поступать на следующий год. Тем более нужно было подготовиться и уволиться с работы.

«Я увидел действие воли Божией»

Нужно было решить, как уволиться с работы. Епархиальный совет, который необходимо проходить перед поступлением, проводили 25 июля. А учеба заканчивается только в 20-х числах. После этого нужно принять экзамены, зачеты и еще уволиться. При том, что в это время уже надо быть в Москве. В моей голове всё это не умещалось, не знал, как всё организовать. Людей бросать не хотелось. Я не мог всё это вместить, но у Господа уже был готов план.

К концу первого семестра меня осенила мысль о том, чтобы уволиться между семестрами. В этом случае руководство могло найти нового преподавателя на мое место. Я подумал, что надо зимой уволиться и поехать раньше в Москву готовиться к поступлению.

Только в Москве жить мне было негде. Но как только я начал думать об этой проблеме, через несколько дней старшая сестра супруги неожиданно предложила пожить вместе с ними. Мы подумали и решили, что это промыслительно — условия позволяли сильно не стеснять ее. В середине учебного года я уволился и поехал в Москву готовиться к поступлению. Весной собирал документы, а летом уже начал сдавать вступительные экзамены.

За год до этого всё было непонятным, затруднительным, но Господь всё выстроил идеальным образом. Для меня стало очевидно, что происходящее вокруг свидетельствовало о действии воли Божией в моей жизни.

Служение

Шестой год я учусь в семинарии. И теперь уже могу служить — на третьем курсе меня рукоположили во диакона. Несу миссионерское послушание в храме святителя Николая Мирликийского в Голутвине, на Китайском подворье Патриарха Московского и всея Руси. Там же веду курс лекций по теме «Основы православного богословия».

Так Господь дал возможность, по моим силам, служить Ему.