Бог управляет всем

Московская Сретенская  Духовная Академия

Бог управляет всем

647



Беседа 7 из цикла «Гимн любви в послании апостола Павла к Коринфянам»

Продолжим наши беседы о любви. Расскажу вам одну историю.

Когда мы были в монастыре Ватопед, то в архондарике видели висевшую в рамке вышивку. Не знаю, сохранилась она теперь или нет. Эту вышивку в 1902–1903 годах подарила одна госпожа. Возможно, это была мама одного из монахов, и он привез с собой этот подарок – старинную ручную работу с надписью «И это пройдет». 

Первый раз, когда мы увидели эту вышивку с надписью, мы не поняли смысла этих слов, в которых заключена великая мудрость. И когда на нас в монастыре обрушивались громы и молнии разных испытаний и непростых обстоятельств, внутренних и внешних, мы вспоминали эти слова: «И это пройдет». Они утешали: потерпим, минует и это, как и многое другое. 

Когда человек взрослеет и проходит через многие обстоятельства, он постепенно начинает приобретать это долготерпение. Но это вопрос не только опыта и возраста, но и духовной зрелости. Почему Бог долготерпит? Потому что Бог не спешит и не суетится. Его не захватывают суета, спешка, переживания, как это свойственно нам. 

Человек, который не доверяет Богу, очень нетерпелив

Преподобный Исаак Сирин говорит: «Малодушие есть порождение неверия и матерь адского мучения». Человек, который не доверяет Богу, очень нетерпелив, хочет все сделать сам, хочет всего здесь и сейчас, не ждет, не говорит себе: «Потихоньку, не спеши». Потихоньку – не значит, что нужно нарочито затягивать дело до бесконечности, чтобы все нервы извести. Например, пойти делать что-то и постоянно это откладывать: до завтра, до послезавтра. Здесь речь идет не о лености, нерадивости и безразличии, а о том, что все должно происходить из осознания и веры, что Бог управляет всем, до мельчайших подробностей нашей жизни. 

Тогда зачем спешить и суетиться? Зачем принимать поспешные решения, торопиться? Потерпи немного. Отступи на шаг назад и дай Богу показать тебе кое-что важное. Помолись о том, что тебя сейчас занимает. Позволь Богу действовать и посмотри, как Бог разрешит эту ситуацию. 

В митрополии мы временами сталкиваемся со множеством разных проблем. Сколько раз мы говорили: «Оставим это, посмотрим, как пойдет. Не будем спешить принимать какое-то решение. Не будем сразу резать ножом». Иногда это необходимо, и сколько раз бывало так, что уже на следующий день мы понимали ситуацию лучше. Ведь когда смотришь на происходящее в тот момент, когда в душе все кипит, допускаешь ошибки. 

Отец Ефрем в Катунаки нам говорил: «Не принимай решений ни тогда, когда ты радостный, ни тогда, когда ты расстроенный. Потому что когда ты радостный, то примешь решение, которое переполнено энтузиазма и витания в облаках. А когда ты расстроенный, в упадке сил, то примешь решение упаднического духа». 

У нас молодые, чтобы выразить такое состояние, придумали слово от английского «down» на греческий лад – «δαουνιάστηκα»: ты грустный, расстроенный, разочарованный, и решение твое будет в таком духе: «Брось это все, что тут скажешь, так дела обстоят». А следующий день покажет тебе вещи иначе, в ином состоянии. Очень часто опыт показывал нам, что долготерпение – это великое дело. Поэтому апостол Иаков в Послании нам говорит: «В пример злострадания и долготерпения возьмите, братья мои, пророков, которые говорили именем Господним» (Иак. 5: 10). 

Долготерпение – это великое дело

Пророки возвещали слово Божие. Но оно могло исполниться и спустя десятки лет, и через сотни. Пророк Исаия за 800 лет до Христа пророчествовал о пришествии Христа, словно он видел Его перед собой. Описал все подробно, а событие произошло только через 800 лет. Что говорил пророк? «Се, Дева во чреве приимет и родит Сына…» (Ис. 7: 14). Он видел все это.

И наш старец нам говорил:

– Будет война.

Мы посмеивались в ответ и спрашивали его: 

– Если война начнется, то нам жить в страхе?

Старец отвечал: 

– Начнется экономический кризис, банки обанкротятся, будет неустойчивость. 

– Ой, батюшка, не говори нам таких вещей.

Однажды я даже сказал ему наедине: 

– Геронда, не говорите таких вещей. Неужели деньги в мире пропадут?

Он ответил:

– Вы спите, а я это вижу. 

Он видел, а мы не видели. Мы тогда совсем иначе смотрели на обстоятельства. 

Пророки, когда они видят грядущие события, точно не могут сказать, к какому времени это относится. Исаия видел перед собой событие, грядущее через 800 лет, и говорил: «Се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил» (Ис. 7: 14). Пророки обладали долготерпением, они умели терпеть и имели веру. 

И наш народ был долготерпеливым. Вы помните бабушек того поколения, тех стареньких бабушек в платочках, с палочками, которые держались спокойно во время испытаний и не торопились? В те времена жизнь человека не была подчинена скорости, она была спокойной и размеренной. Эти бабушки знали, что доедут до огорода на ослике за час-полтора. Брали с собой корзиночку, садились на ослика и отправлялись трудиться в огороде. Другая моя бабушка возила из деревни продавать молоко в Лимасол, ездила на ослике, который научился останавливаться на светофоре. Ослик знал красный-желтый-зеленый. 

А сегодня мы с вами, не ослики, идем и на красный, и на желтый. Ослик знал дома, куда нужно отвезти молоко. Все это помогало человеку взрастить в себе терпение и великодушие. 

В те времена жизнь человека не была подчинена скорости, она была спокойной и размеренной

Помню, пожилые отцы на Святой Горе знали о том, что для выезда со Святой Горы им необходимо дойти до Неа Скити, переночевать там, утром сесть на корабль, доплыть до Дафни, где подождать четыре часа, а затем сесть на корабль и поплыть, куда им необходимо. Они были терпеливыми людьми. 

Не торопились. Видите, как нас сегодня съедает скорость? Куда-то спешим, паникуем. Остановитесь. Проще смотрите на вещи, расслабьтесь, спокойно рассудите. 

Что случилось с людьми? Люди были более свободными, неторопливыми, радовались своей жизни, радовались общению с другими. Помню, как мы радовались в своей каливе, когда у нас гостили отцы из скита святого Василия, из Кавсокаливии, из Керасьи, откуда зимой не ходили корабли. Они останавливались у нас, чтобы переночевать. Мы заботились о них, сидели вместе, спокойно разговаривали, они нам многое рассказывали, и мы им тоже. Вместе молились на службе, провожали их. В мире тогда была красота долготерпения. Тогда время и пространство не угрожали, не нависали над человеком. 

Сегодня мы победили пространство и время: садишься в самолет и через полтора часа ты в Салониках, через десять часов – в Нью-Йорке. Это замечательно, никто не спорит. Но мы потеряли красоту многих вещей. Садишься в машину, едешь в Троодос и не успеваешь насладиться пространством. 

И в решении многих наших национальных вопросов нам свойственна поспешность, из-за который мы допускаем много ошибок. Нужно быстро все решить, все сделать. Остановись немного, подумай, оцени. 

Мы, к сожалению, отошли от традиций наших предков, терпеливо переносящих испытания, смерти, болезни, сложности. Они справлялись со всем, терпели и говорили: «Слава Тебе, Боже!», «Бог не оставит, потерпи». 

Наши предки справлялись со всем, терпели и говорили: «Слава Тебе, Боже!», «Бог не оставит, потерпи»

А сейчас попробуй сказать кому: «Бог не оставит»! Мы ведь хотим все сами сделать и устроить. Даже слово «потерпи» уже не можем слышать. В итоге мы разрушили свой внутренний душевный мир, испортили отношения с самими собой, с нашим домом и семьей, с теми, кто нас окружает, с природой вокруг. Наполнились болезнями: и телесными, и душевными, и умственными. Делаем много ошибок, а потом говорим, что совершили их, потому что спешили. 

Это все имеет духовные корни. Когда ты спешишь, ты начинаешь не с доверия Богу, не говоришь: «Помолюсь сначала, буду уповать на Бога». 

Помню, мы часто спрашивали старца: «Геронда, что теперь будет?» Он отвечал: «Не бойтесь, ничего больше и ничего меньше того, что попустит Бог». Будет то, чего хочет Бог. 

Когда через несколько лет после вторжения турок на территорию Кипра умер приснопамятный архиепископ Макарий, я сподобился в тот же день утром быть в монастыре Ставровуни. Тогда в монастыре еще жили старые отцы. Мы совершили литургию, нам позвонили по телефону и сообщили, что умер архиепископ Макарий. Я находился там со своими друзьями-студентами из университета. Мы шли по дороге и размышляли между собой: «Что же теперь будет? Напали турки, теперь и архиепископ Макарий умер, начнется государственный переворот…». В общем, нагородили всего. Мы были еще молодые, и на Кипре была очень непростая обстановка. В душе сразу появилось ощущение тревоги и опасности. 

Мы встретили старца Германа у дверей монастыря святой Варвары. Монахи закончили трапезу и собирались идти по своим трудам в поля. Они не слушали радио, телефонов не было. 

Мы говорим:

– Геронда, вы уже узнали новости? Слышали? 

– Нет. Что случилось? 

– Умер архиепископ Макарий.

– Да упокоит Господь его душу. 

– Ничего больше нам не скажете? Что теперь будет?

– А что должно случиться?

И пошел заниматься своими пчелами. Нас объяло беспокойство, мы взяли такси, поехали в Левкосию, чтобы узнать, что и как. 

А у этих людей было долготерпение, они умели сказать: «Жив Господь. Так хочет Бог. Если хочет Бог, чтобы мы пошли, мы пойдем». Люди таким образом ослабляли напряжение, которое было в их душах, и оставляли свои тягости беспокойства и напряжения в руках Божиих. Ведь мы говорим на Божественной литургии: «Сами себе, и друг друга, и весь живот наш Христу Богу предадим».

Когда наши предки переживали за своих детей, они молились, делали, что могли, и оставляли все Богу: «Как Бог благоизволит. Мы – в руках Божиих». Так люди воспринимали и переживали проблемы, события, обстоятельства, оставались уравновешенными и здоровыми. 

Что рождает в нашей душе маловерие? По словам преподобного Исаака Сирина, «маловерие – матерь мучения». Нас охватывает безнадежность: «Богородица, как же я все успею? Мы же погибнем! Надо делать что-то!» В свете этого беспокойства все кажется мрачным. 

А может быть, все не так черно на самом деле? Может быть, вещи на самом деле серого цвета, а ты сам все сделал чернее тучи? Ведь малодушие – противоположность долготерпению, оно противоречит вере в Бога. Неверие рождает малодушие, а малодушие – это матерь беспокойства, мучений, страданий, которые изводят нашу душу и не дают нам жить уравновешенно.

Почему же «любовь долготерпит» (1 Кор. 13: 4)? Потому что любовь всегда имеет добрый помысел и смотрит на вещи без суеты и стресса, свободно. Человек, обладающий любовью, имеет покой, он не хочет, чтобы все было так, как он пожелает. Говорит другому: «Сделай так, как ты хочешь». Высказывает свое мнение: «Думаю, что это тебе не на пользу. Хочешь прислушаться – пожалуйста, не хочешь – твое право, сделай так, как считаешь ты». Не начинает паниковать и задыхаться. Даже когда другой совершает ошибки, он позволяет ему совершать их. Ведь наша природа такова, что мы должны совершать и ошибки, чтобы что-то начать понимать. Иначе ум не включится, когда в жизни, как говорится, все «мед и молоко». 

Любовь долготерпит, потому что она соединена с Богом. А когда человек соединен с Богом, тогда он становится свободным, мирным, спокойным, не требуя чего-то сверхъестественного ни от себя, ни от других людей. 

Любовь долготерпит, потому что она соединена с Богом

Несмотря на то, что мы должны быть долготерпеливыми, время нашей беседы подходит к концу. Задавайте вопросы.

– Наследственность связана с любовью или воспитанием?

– Связана и с тем, и с другим. К сожалению, или, к счастью, грехи родителей передаются детям. Это не значит, что ребенок будет расплачиваться за тот грех, который я совершил. Но мы по наследству передаем своим детям и хорошее, и плохое. Бывают дети очень нервные. Видишь, что такая же нервозность есть и у его отца, и у дедушки. Но, несмотря на это, человек потому и человек, образ Божий, что он может даже то, что ему передалось по наследству, изменить и обратить в святые преимущества с помощью благодати Божией и личного подвига. 

Старец Паисий говорил: «Болтливый может стать святым болтуном. Любопытный – святым любопытствующим». Однажды к нему зашел монах, очень любопытный. Он хотел про все знать: кто это, откуда он, сколько ему лет, где живет, что делает – без конца спрашивал. Старец сказал ему: 

– Знаешь, у тебя огромное любопытство. Когда ты был ученым, тебе твое любопытство помогало. Но сейчас, когда ты стал монахом, это тебе не очень полезно. Сделай свое любопытство святым любопытством. 

– Геронда, как я могу сделать любопытство святым? 

– Задавайся вопросами: каким подвигом жил святой Антоний? Сколько часов он молился? Сколько молитв совершал? Сколько поклонов делал один святой? Другой? Узнавай о святых вещах вместо новостей из Кареа и округи. Будешь любопытным святым. 

Раздражительный может все свои силы направить, чтобы стать сильным святым, как пророк Илия. Его никто не мог победить. 

– А Моисей?

– Моисей был кротким. Тихий, кроткий святой. Бог не подавляет нашу личность, а освящает ее. Поэтому не надо оправдывать себя словами: «Такой у меня характер». Можно все нашим характером назвать, все свои изъяны и противоречия. Но мы можем постепенно, по благодати Божией, исправить свою кривизну, как говорится в молитвах на освящение вод на Богоявление. Ведь кривые пути выпрямляются. Благодать Божия, вместе с нашим личным подвигом и трудом, может все преобразить. Человек не подчинен генетическому коду. Можно изменить себя, на то мы и люди. 

– Геронда, в чем разница между естественным состоянием человека и святостью? Тот, кто достиг своего естественного состояния, – святой?

– Нет. Человек приходит в естественное состояние по благодати Божией. Конечно, он добродетельный, но он еще не достиг обóжения, чтобы в нем действовали дары Святого Духа.

– А святые отцы сначала достигали естественного состояния, а потом уже приходили к святости?

– Они выходили из естественного состояния и входили в сверхъестественное – обóжение.

– Благодарим Вас. 


Митрополит Афанасий Лимасольский

Перевела с греческого Мария Орехова

Источник: www.omilies.net 8.09.2014