Любовь долготерпит

Московская Сретенская  Духовная Академия

Любовь долготерпит

602



Беседа 6 из цикла «Гимн любви в послании апостола Павла к Коринфянам»

На наших беседах мы говорим о любви, потому что Бог есть любовь, а по благодати Божией и человек есть любовь. Таким образом мы познаем Бога, Отца нашего: Какой Он, как Он действует – из разных описаний любви святого апостола Павла. Одновременно познаем и самих себя: какими мы должны быть, чтобы поступать здраво. Когда человек действует с любовью, так, каким его создал Бог, тогда он действует естественно, здраво. А когда он поступает не по примеру образа Божьего, тогда выходит нездорово, неуравновешенно, негармонично, со множеством проблем, которые мучают и его самого, и тех, кто рядом. Изучая этот отрывок Послания о любви, мы узнаем, каков Бог и каковы мы. 

Напомню, что в 13-й главе апостол Павел говорит: «Если я буду говорить на всех языках, человеческих и ангельских, то я буду похож на медь и кимвал (на медный колокол, у которого нет мелодичного звона). Если я имею дар пророчества (могу все предсказать), знаю все тайны Божии (имею такой великий дар от Бога, что для меня нет ничего неизвестного, ничто не скрыто от меня), но при этом любви не имею, тогда я снова – ничто. Если я имею такую веру, что могу этой верой горы переставить, а любви не имею, то я – ничто. Если я раздам все, что имею, бедным, а любви не имею, то я – ничто. Если тело свое предам на сожжение, а любви не имею, то это мучение ничем мне не поможет» (см.: 1 Кор. 13: 1). 

Помните, что Христос говорил о тех, кто имеет веру с горчичное зерно? Они могут горы переставлять (см.: Мф. 17: 20). А слово Христа не ложно, Он не говорил нам ничего с преувеличением, чтобы этому было невозможно произойти. Когда мы с верой призываем имя Божие, то может происходить то, о чем нам говорил Христос. Апостол Павел говорит об этом очень определенно, чтобы показать нам, какой полнотой и ценностью обладает любовь. 

Помните, что Христос говорил о тех, кто имеет веру с горчичное зерно? Они могут горы переставлять

Однако нам нужно быть внимательными, чтобы не споткнуться о сегодняшнюю мирскую логику. Я часто говорю об этом: Бог есть любовь. Так говорится в Священном Писании. Апостол и евангелист Иоанн Богослов говорит: «Бог есть любовь» (1 Ин. 4: 8). Однако любовь не есть Бог. Что я хочу сказать? Бог – абсолют, поэтому Он – любовь. 

Однако любовь – это не Бог, потому что любовь – это идея, это чувство, это состояние, а Бог – Личность, Он есть любовь, но не наоборот. Этот образ мышления (когда мы создаем из любви кумира) характеризует сегодняшний мир. Мирские люди очень легко говорят о любви, но нашу эпоху сложно охарактеризовать как эпоху любви, скорее ей присущи жестокость, грубость, несправедливость. Преступления, которые совершаются вокруг нас каждый день, настолько ужасающи, что невозможно на них смотреть. 

К сожалению, сегодня есть возможность транслировать эти сцены всему миру. Раньше было: убил человек другого, об этом узнавали соседи, односельчане, может быть, потом и в ближнем городе становилось известно. А сегодня – через секунду видишь все это перед собой. Это разрушительно. Поэтому души людей травмируются и устают, люди становятся очень чувствительными, устают свыше своих сил, переживают обо всем, что происходит вокруг. Мир наполнен скорбью. 

Но, несмотря на это, существует свет. Свет этот есть любовь Божия.

Мир наполнен скорбью, но, несмотря на это, существует свет. Свет этот есть любовь Божия

Расскажу вам одну историю. Когда я был в монастыре Махерас, к нам вместе с другими приходил один парень, и мы с ним беседовали. Он все отрицал, ничего не вызывало в нем умиления, не трогало его сердце. Не было никакого вкуса к жизни. Не было ни одной мечты, ни одного желания, ему не хотелось ничего делать. Он все сводил к нулю. Хотя это был хороший парень, довольно чуткий, благородный, воспитанный, но в его душе не было никакого движения, словно он мертвый. Он сам говорил о себе: «Я мертвец. Ничего не хочу». Я спрашивал его: «Сынок, а тебя не трогают учеба, твои родители, родственники, твое будущее, семья? Может быть, хочешь встретить девушку, создать семью, построить дом, заработать денег?» Я предлагал ему все, что можно было придумать. Но абсолютно ничего его не трогало, даже Бог. 

Этот парень приходил, сидел у нас по два-три часа. Я искал, что ему сказать, чтобы как-то провести время и чтобы ему не казалось, что он меня утомил и мне не хочется, чтобы он к нам приходил. 

После первой встречи мне показалось, что он больше не придет, потому что мы не нашли никакой точки соприкосновения. Ушел, а дней через десять снова вернулся. Опять то же самое. Уходит, а потом через пять-шесть дней возвращается. Снова уходит, снова возвращается. Шесть-семь раз так повторялось. Я набрался смелости и сказал ему: «А что ты приходишь-уходишь? Ты же в моих словах не находишь для себя никакого смысла. Тебя ничего не трогает, ничего не интересует, ничего не привлекает. Ты сам так говоришь. А зачем ты приходишь? В чем причина?» 

Парень ответил: «Действительно, отче, все, что ты мне говоришь, меня не трогает. Ни Бог, ни я сам, ни жизнь, ни смерть не вызывают у меня чувств. Живу ли я, умру ли – мне все равно. Но в глубине души я кое-что понял. Я тоже себя спрашивал: "Зачем ты приходишь? Мучаешь человека. Вроде бы мне и сказать ему нечего, и он ничего такого не говорит, что тронуло бы меня". Но я понял, что здесь, в монастыре, есть любовь, и вы смотрите на меня с любовью, принимаете с любовью. И моя душа за это ухватилась, в этом причина». 

Я помню слова старца Иосифа (Ватопедского): «Любовь побеждает все».

Перед любовью ничего не может устоять. Любовь – это огонь, пламень, жар – коснется и сжигает все. Растопит камни и гранит. Не бойтесь, являйте любовь. Старец нам говорил, что даже дикие животные меняются, когда обращаешься с ними с любовью. Они это понимают. Конечно, я вам не советую приласкать гадюку, которая может вас не понять, и у вас возникнут проблемы. 

Даже дикие животные меняются, когда обращаешься с ними с любовью

Святые люди жили в гармонии даже с дикой природой по двум причинам: во-первых, потому что они достигли высот святости, а животные очень чуткие к святости. Авва Исаак говорит, что животные и вся дикая природа помнят Адама. Когда они встречают человека, достигшего состояния Адама до падения, они не нападают на него. Мы видели таких людей, например, старец Паисий Святогорец и многие другие святые. Они жили рядом с дикими животными, хищными и опасными, но те их не беспокоили. Описано множество случаев в житиях мучеников, когда львы, тигры, пантеры шли разъяренные, чтобы разорвать их на куски. А когда приближались к святым, то становились, как котята, начинали лизать их ноги. Зверей оставляли голодными на несколько дней, чтобы они потом проглотили мучеников. Иногда святые сами побуждали зверей сделать свое дело. 

Священномученик Игнатий Богоносец в своем Послании к Римлянам пишет в Риме: «Я пшеница Божия: пусть измелют меня зубы зверей, чтоб я сделался чистым хлебом Христовым… О, если бы не лишиться мне приготовленных для меня зверей! Молюсь, чтобы они с жадностию бросились на меня. Я заманю их, чтоб они тотчас же пожрали меня, а не так, как они некоторых побоялись и не тронули. Если же добровольно не захотят, – я их принужу. Простите мне; я знаю, что мне полезно. Теперь только начинаю быть учеником» (Игнатий Богоносец, свщмч. Послание к Римлянам, гл. 4–5). 

Такое устремление имели святые, с таким образом мышления проходили свой земной путь и с такой любовью принимали все. По домостроительству Божию и дикая природа часто признавала их святыми. 

Далее, в 4 стихе, святой апостол Павел приводит некоторые характерные черты любви. Мы спрашиваем себя: «Имеем ли мы любовь?» И часто думаем, что имеем любовь, потому что мы даем милостыню, если нас просят, совершили другие добрые дела и думаем теперь, что мы что-то особенное сделали. Все это хорошо, но духовная любовь, как мы уже говорили, начинается в Боге, а уже через Бога распространяется на творение, на ближних, на весь мир. 

Любовь обладает характерными чертами. Святой апостол Павел описывает критерии, по которым можно различить любовь. Что он говорит? 

«Любовь долготерпит» (1 Кор. 13: 4). Что значит «долготерпит»? Человек имеет долготерпение, когда умеет любить, имеет огромное сердце. Долготерпение – это великая добродетель. Не будем иметь маленькое сердце, не будем «малосердечными», но великосердными, долготерпеливыми. Что делает долготерпеливый человек? Долготерпеливый человек не горячится сразу же, не делает из незначительной вещи нечто ужасное, не занимается мелочами, не мучается: «Этот сказал мне одно, второй – другое. Этот прошел мимо и не поздоровался, тот прошел и косо посмотрел на меня, говорил обо мне с подозрением, я пошутил – все смеялись, а он не засмеялся». Подобным образом мы часто говорим сами или слышим вокруг. 

Долготерпение – это великая добродетель, которая свойственна человеку, обладающему любовью. 

Долготерпение – это великая добродетель, которая свойственна человеку, обладающему любовью

Когда в нашем окружении кто-то хочет осудить других людей, долготерпеливые люди не осуждают, а говорят: «Не переживай, у него такой характер, так он привык себя вести, так понял, так подумал». У них нет стремления к малодушию. Почему они так себя ведут? Потому что долготерпеливый человек старается подражать Богу, Который «долготерпеливый, многомилостивый и истинный». Бог – долготерпелив. Бог не торопится, не впадает в стресс. 

Когда я был на Святой Горе, в Священном Собрании Святой Горы (Ιερά Κοινότητα) антипросопом нашего монастыря, половина из представителей монастырей (каждый монастырь имеет своего представителя, антипросопа) были пожилыми Святогорскими отцами, которые пятьдесят или шестьдесят лет провели на Афоне. Это были мудрые старцы. Когда случались сложные ситуации, мы, молодые, начинали сразу что-то предпринимать: 

– Сделаем то, сделаем это: скажем, напишем письмо, засвидетельствуем… 

А старцы нам говорили: 

– Отцы, спокойно, не спешите, не торопитесь. Оставьте это. Оно пройдет. 

– Батюшки не хотят ничего делать! – говорили мы, но они были мудрее нас. 

Однажды на Святую Гору должен был приехать один министр, который предлагал сделать вещи, очень жесткие для жизни монастырей на Афоне. Министр был настроен против монашества, нам уже сообщили о его настроениях и планах. Мы решили его прогнать: «Если он озвучит нам свои задумки, тогда мы прервем заседание Священного Собрания, выскажем свое отношение и прогоним его со Святой Горы. Закроем вход на Афон, и об этом узнает весь мир». 

Мы, молодые, так говорили. Но среди нас был пожилой геронда из одного монастыря (он уже умер, не стану называть его имени), который посоветовал тогда: «Ребята, послушайте меня. Я уже старый, мои глаза многое повидали. Он приедет. Мы его тепло, по-доброму встретим. Все вместе подождем его в приемной, посадим на почетное место, помолимся и споем красивое песнопение Богородице, чтобы у него ушло напряжение. Потом все вместе сядем. Эпистат скажет ему: "Мы в Вашем распоряжении, господин министр. Мы ожидали Вашего приезда с большой радостью. Расскажите нам о Ваших ясных идеях, мы с интересом выслушаем слова, которые Вы подготовили". 

Если он скажет нам доброе, мы употребим его на пользу. Если же скажет так, как мы ожидаем, – слова ошибочные и жестокие, тогда мы не скажем ничего. Но как только он завершит свою речь, мы произнесем: "Вы закончили, господин министр? Мы Вас очень благодарим. Пойдемте, мы Вас угостим, а потом Вы отправитесь в добрый путь обратно". И ничего больше не будем говорить». 

Мы согласились, решили почтить мнение старшего, так как он был мудрым и почтенным человеком. 

Приехал министр. Эпистатом тогда был очень хороший старец. Министр начал говорить: сделаем то, сделаем это, Афон не должен ничего спрашивать. 

Мы все сидели в размышлении, батюшки кивали головами. 

В один момент министр спросил:

– Понимаете? 

– Понимаем, – ответили монахи.

И он опять говорил, говорил, говорил. Наконец, завершил и в недоумении посмотрел на нас. Все мы слушали, те, кто постарше, достали четки и совершали свое молитвенное правило. 

Эпистат спросил:

– Вы завершили? 

– Да. Теперь я жду вашего мнения, – сказал министр.

– Мы Вам очень благодарны за все, что Вы нам сказали. Теперь пришло время Вас угостить. 

Эпистат позвонил в колокольчик, пришел угощающий, принес кофе, сладости, ракию. Создалась очень приятная атмосфера. Как только допили кофе, эпистат сказал: 

– Господин министр, пройдите к иконе Божией Матери «Достойно есть», поставьте свечи и поезжайте с миром. Все, о чем Вы нам сказали, мы обдумаем и дадим Вам ответ. 

А через неделю в правительстве произошли какие-то перестановки, и этого министра отстранили. 

Это только один из примеров долготерпения. Если бы мы сделали то, что нам подсказывало наше малодушие, противоположность долготерпению, то мы все перессорились бы. Ведь мы были намерены выставить министра со Святой Горы. Афон – самоуправляемая территория, может прогнать министра, даже президента, закрыть границы и не принимать никого. Но что тогда началось бы? Был бы скандал. А мудрость пожилых отцов, которые были великодушными и долготерпеливыми людьми, помогла достойно пройти это испытание.

Мудрость пожилых отцов, которые были великодушными и долготерпеливыми людьми, помогла достойно пройти это испытание

Помню, рассказывая как-то о неких обстоятельствах, я был резок в своих выражениях: «Это так, это этак, все это…». А батюшка мне сказал:

– Подсласти немного, отец мой, подсласти. Положи немного сахара в свои уста. Нехорошо, когда ты так говоришь. Говори более ласково, добрее. Они тоже люди. Посмотри на них другими глазами. 

– Но они же такие-сякие, так нам сказали, такое сделали... 

– Хорошо, они так поступили, но мы же монахи, читаем Евангелие, молимся день и ночь, поэтому не будем их так воспринимать. Давайте потерпим. 

Разумеется, подобные советы не касались вопросов веры, в которых старцы были непримиримы. Но административные вопросы, разные обстоятельства и бытовые жизненные ситуации афонские монахи воспринимали с огромным терпением и всегда говорили: 

– Потихоньку, отцы, не спеша. Не торопитесь.


Митрополит Афанасий Лимасольский

Перевела с греческого Мария Орехова

Источник: www.omilies.net 8. 09. 2014