Христианская аддиктология как новая область пастырского душепопечения

Московская Сретенская  Духовная Академия

Христианская аддиктология как новая область пастырского душепопечения

1601



 

   Аннотация. В статье рассматривается проблема аддиктивного расстройства личности, имеющая биологическую, психоэмоциональную, социальную и духовную составляющие. Христианская аддиктология рассматривается как новая дисциплина на стыке православной антропологии, пастырского богословия, аддиктивной медицины и христианской психологии. К обсуждению предлагается возможная программа учебного курса по данной дисциплине.

Памяти Елены Рыдалевской посвящается

   Новые вызовы времени требуют особого внимания со стороны Церкви. Болезненная, разрушительная зависимость от того или иного вещества или переживания — одна из духовных эпидемий современности. Ежедневно она лишает жизни тысяч людей, наносит непоправимый урон личности, семье и обществу.

   Современное пастырское богословие не обходит стороной данную проблему: «Бог является для человека твердой опорой, основанием всего человеческого бытия. Сотворенный Богом мир подлинно хорош (cр. Быт. 1, 31), и ответственность человека состоит в продолжении созидательного труда Божия по устроению и облагораживанию этого мира, заботы о нем, приведению себя и всего окружающего к Богу. В противовес этой заповеди Божией наиболее распространенными болезнями современного мира являются зависимости: алкогольная, наркотическая, табачная, игровая и т. д. Искушение человека зависимостями представляет собой обольстительное предложение ухода из реальной созидательной жизни в мир иллюзий, ухода от ответственности, предложение ему виртуального суррогата, подменяющего подлинную радость созидательного труда и богообщения» [Пастырское богословие 2021: 152–153].

   Тезис данной статьи состоит в следующем: насущно необходимо создание новой области пастырского душепопечения, посвященной проблеме деструктивных зависимостей, и первые шаги на этом пути уже сделаны. Эта область может быть построена только на стыке изучения последних научных достижений и актуализации опыта христианской аскетической и молитвенной традиции. И при этом недостаточно просто написать отдельную главу в учебнике для священников на данную тему. В наше время и в нашей ситуации недостаточно просто ссылаться на опыт великих отцов-аскетов, слепо копировать его. Насколько исторические условия их телесного отшельнического подвига соответствуют нашим условиям? Можно ли игнорировать сегодня достижения медицины и психологии? Святейший Патриарх Кирилл отмечает в этой связи: «Святые отцы даже и помыслить, представить себе не могли, что когда-нибудь наступят такие времена. Безусловно, это не означает, что святоотеческой мудрости недостает для ответов на все те вопросы, которые ставит перед нами сегодняшний день, однако отцы не писали напрямую о тех опасностях, с которыми постоянно сталкивается современный человек» [URL: https://pravoslavie. ru/123381. html (дата обращения: 03.04.2022)]. Как нельзя лучше к данной ситуации подходят слова священномученика Игнатия Богоносца: «Вникай в обстоятельство времени. Ожидай Того, Кто выше времени» [Там же].

   В нашей стране на пути осмысления этой новой проблемы уже сделано немало. Среди прочего укажем две наши публикации [игум. Иона (Займовский), 2015: № 2 (71), 34–80; Займовский (Иона, игумен), Кузьмин 2021], в которых поставлена проблема христианского взгляда на феномен зависимости. Задача данной статьи — обосновать необходимость создания новой дисциплины и описать ее возможное содержание.

   Понятие «зависимость» — результат многолетних научных изысканий. В современной науке является признанным тот факт, что алкоголизм, наркомания, никотиновая зависимость — это формы одной и той же болезни: химической зависимости или зависимости от ПАВ (психоактивных веществ). Еще в 1953 году Всемирная организация здравоохранения признала алкоголизм хроническим и прогрессирующим неизлечимым заболеванием [Психические и поведенческие расстройства, вызванные употреблением алкоголя. Синдром зависимости от алкоголя 2018: 48]. В «Большой советской энциклопедии» мы находим такое определение алкоголизма:

   «Заболевание, вызываемое систематическим употреблением спиртных напитков, характеризующееся влечением к ним, приводящее к психическим и физическим расстройствам и нарушающее социальные отношения лица, страдающего этим заболеванием» [URL: https://gufo.me/dict/bse (дата обращения: 01.05.2022)].

   На настоящий момент в Международной классификации болезней (МКБ) подробно описаны десятки разновидностей химической зависимости, а с недавнего времени там появились и так называемые нехимические зависимости.

   Симптомы, течение, лечение различных форм зависимого поведения и мышления подробно описаны в специализированной и научно-популярной медицинской и психологической литературе[1].

   В последние годы все активнее исследуются такие формы зависимости, как игромания (лудомания, гэмблинг), пищевые расстройства, сексуальная аддикция и некоторые другие, которые по своей этиологии близки к химической зависимости, а по масштабу распространения многократно превосходят эти последние и при этом требуют не менее серьезного лечения.

   Начиная с середины 1950-х гг., прежде всего в Америке, все активнее заявляет о себе новая научная дисциплина — аддиктология, или аддиктивная медицина (addictive medicine). Ее главной задачей является обобщение опыта всех зависимостей на основе единого теоретико-методологического фундамента. Появилась специализация «аддиктолог» — это специалист, имеющий обширные знания о разных видах зависимости и об общности их биохимической природы[2].

   Над решением проблемы разрушительного зависимого поведения и мышления в самых разных ее формах работают сейчас во всем мире десятки и сотни институтов, различных общественных организаций, реабилитационных структур и движений. Термин «аддикция» фигурирует в названии крупных национальных институций[3].

   В качестве примера авторитетного научного исследования, разрабатывающего как теоретическую, так и практическую составляющую аддиктологии, можно считать коллективный труд «Принципы аддиктивной медицины», опубликованный в 2011 г. Американским обществом аддиктивной медицины (ASAM — American Society of Addictive Medicine, основано в 1954 г.) [Principles of Addiction Medicine 2011]. Книга состоит из 14 глав, в том числе: «Научные основания и ключевые понятия» (1 глава),

   «Фармакология» (2-я глава, в которой рассматривается состав и воздействие всех основных наркотических средств), «Диагностика, определение и раннее вмешательство» (3-я глава), «Обзор лечения аддикций» (4-я глава, в которой дана история вопроса начиная с 1750 г. по настоящее время: в основном речь идет о лечении от алкоголизма и наркомании, в конце главы намечена перспектива развития аддиктологии в мире); в сборнике рассматриваются игровая, сексуальная и др. зависимости.

   В современной российской практике термин аддиктология на данный момент официально не применяется, проблемой зависимости у нас занимается наркология. Однако аддиктология является важной областью методологически-философской рефлексии, выходящей далеко за рамки анализа расстройств, вызванных злоупотреблением психоактивными веществами. Аддиктология рассматривает широкий спектр проблем, объединенных общим термином «зависимость». И сегодня многие наркологи, психологи, психотерапевты, социальные работники, священники трудятся на этой ниве.

   Не утихают споры о терминологии. На наш взгляд, наиболее предпочтительными в случае христианской аддиктологии являются термины «аддикция» и «аддиктология», которые мы применяем с опорой на первых российских аддиктологов Ц. П. Короленко и В. Д. Менделевича[4]. Кроме того, мы используем термин, почерпнутый у христианского аддиктолога Д. Злобина, который, как нам кажется, в настоящий момент наиболее удачно описывает проблему во всем ее объеме. Этот термин — «аддиктивное расстройство личности» (АРЛ). В дальнейшем наряду с терминами «зависимость» и «аддикция»[5] мы будем использовать именно этот термин для определения любой формы болезненного зависимого поведения как на основании злоупотребления психоактивными веществами (ПАВ), так и в отсутствии каких-либо веществ. Возникшая на наших глазах зависимость от интернет-технологий, принимая формы болезненного разрушительного поведения, бесспорно, пополнила число аддиктивных расстройств личности.

   В медицине проблемой АРЛ занимаются различные дисциплины в соответствии с профилем заболевания. В России алкоголика и наркомана будет лечить психиатр-нарколог, а помощь человеку с сексуальным или пищевым расстройством может оказать психолог, психотерапевт, психиатр без специальной наркологической подготовки. В этом есть определенная сложность: почему же одной и той же темой занимаются специалисты разных направлений?

    Милкман и Сандервирт, авторы одного из первых авторитетных исследований в области биохимии зависимости, еще в 1987 г. убедительно доказали, что все аддикции протекают по одним и тем же нейронным путям в нашем мозгу и что эти «реки в нашем сознании», по сути дела, есть более важный момент для понимания феномена, чем исследование множественности вариантов зависимости [Milkman, Sunderwirth 1987].

   В одном из современных руководств по аддиктивным расстройствам утверждается: «Исследователи и клиницисты традиционно ограничиваются зависимостью от алкоголя и других наркотиков. Тем не менее нейроадаптация (технический термин для биологических процессов толерантности и ломки) возникает в той же самой мере, когда люди, не употребляющие психоактивные вещества, становятся зависимыми от патологических азартных игр, порнографии, еды, переутомления, покупок и других навязчивых излишеств» [Handbook of Addictive Disorders. A practical Guide to Diagnosis and Treatment 2004: XIII].

   Это очень важный вывод, который свидетельствует о свершившемся научном перевороте: вопреки обыденному сознанию, наркомания, игромания или зависимость от порнографии являются разновидностями одного и того же явления. Хотя внешне эти зависимости очень различны и социально реализуются по-разному, в их основе лежит одна и та же биохимическая реакция. Авторы руководства цитируют Алана Лешнера, экс-директора Национального института злоупотребления наркотиками (NIDA, США), который обобщает 30 лет опыта исследования зависимости и предлагает одно понятие hijacking — угон, захват, похищение, ограбление. При любой форме аддикции в мозгу зависимого происходит один и тот же «захват», подавляющий свободу и волю человека. Лешнер определяет все виды деструктивной зависимости как общее «заболевание мозга, которое проявляется в компульсивном поведении» [Leshner 1999; Handbook 2004: 32].

   Можно ли кратко описать, в чем состоит общность всех форм зависимого поведения и мышления? Как отмечают авторы уже процитированного руководства по аддиктивным расстройствам, «все аддикции, будь то химические или нехимические, могут быть объединены тремя общими характеристиками, так называемыми тремя «C» [Handbook 2004: 18–19]:

   1. Компульсивное употребление (Compulsive use): непреодолимый импульс; повторяющиеся определенные ритуалы и навязчивые эгодистонические (то есть чуждые эго) мысли (например, голоса в голове, побуждающие наркомана продолжать аддиктивное поведение).

   2. Утрата контроля (Loss of control): неспособность ограничивать внутреннее побуждение или сопротивляться ему; однажды начав процесс, зависимый фактически не может остановить его без посторонней помощи; сила воли наркомана уступает силе привыкания: хотя он может воздерживаться в течение коротких периодов, он, тем не менее, не в силах остановиться полностью.

   3. Продолжение употребления, несмотря на неблагоприятные последствия (Continued use): возрастающие трудности (чувство вины и стыда, унижение, потеря здоровья, разрушение семьи, финансовые проблемы и проблемы с законом) не останавливают наркомана от аддиктивного поведения [Handbook 2004: XV].

   Отметим, что современная аддиктологическая медицина формулирует позицию, по сути своей близкую христианской антропологии. Все страсти человека имеют общий корень, при том, что внешнее проявление страстной одержимости может различаться. Общая точка отсчета для современной науки и христианской аддиктологии, по всей видимости, найдена.

   Христианская Церковь несет весть о спасении от зла и греха, об исцелении от болезней, о Божием прощении всем людям без исключения, а особенно тем, кто «имеет нужду во враче». Люди, страдающие аддиктивным расстройством личности, нуждаются в особом духовном попечении, основанном на знании особенностей их недуга. Церковь с древности хранит аскетическое знание о человеке, о страстях и их преодолении. С христианской точки зрения химическая зависимость, как и любой грех, — это болезнь эгоизма, эгоцентрическое восприятие Бога, мира и себя. Как отмечается в документе

   «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви», «основная причина бегства многих наших современников в царство алкогольных или наркотических иллюзий — это духовная опустошенность, потеря смысла жизни, размытость нравственных ориентиров. Наркомания и алкоголизм становятся проявлениями духовной болезни не только отдельного человека, но всего общества. Это расплата за идеологию потребительства, за культ материального преуспевания, за бездуховность и утрату подлинных идеалов. С пастырским состраданием относясь к жертвам пьянства и наркомании, Церковь предлагает им духовную поддержку в преодолении порока» [Основы социальной концепции Русской Православной Церкви 2008: 40].

   При этом серьезной ошибкой будет игнорирование или преуменьшение биологической основы химической зависимости. Нередко христиане полагают, что алкоголику или наркоману достаточно более усердно молиться или участвовать в Святых Таинствах. В таком подходе к проблеме может содержаться большая опасность для страдающего от химической зависимости человека. В том же документе говорится о том, что «на острых стадиях наркомании» необходима «медицинская помощь», а также необходимы «профилактика и реабилитация», которые будут наиболее эффективными при вовлечении страждущего «в евхаристическую и общинную жизнь» [Там же].

   Как утверждается в том же документе, необходимо выстраивать полноценное сотрудничество между медициной и Церковью: «Православная Церковь с неизменно высоким уважением относится к врачебной деятельности, в основе которой лежит служение любви, направленное на предотвращение и облегчение человеческих страданий. Исцеление поврежденного болезнью человеческого естества предстает как исполнение замысла Божия о человеке: Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа (1 Фес. 5, 23)» [Там же: 23].

   В последние годы в нашей Церкви все активнее обсуждается проблема как химической, так и нехимической зависимости. Регулярно проходят конференции и круглые столы по теме реабилитации от химической зависимости, а также по вопросу взаимодействия Церкви и общества в этом вопросе. В течение трех последних лет состоялось несколько научно-практических богословских конференций под эгидой Отдела внешних церковных связей РПЦ по теме зависимости[6].

   Многие годы ведущие отечественные христианские аддиктологи, такие как Е. Н. Проценко, Е. Е. Рыдалевская, Е. А. Савина, В. Н. Новикова, Е. И. Молев и другие, читают лекции по теме химической зависимости в ряде церковных учебных заведений. Одному из авторов статьи, игумену Ионе, довелось в течение шести лет читать лекции по данной теме на курсах переподготовки московского духовенства. Несмотря на большие усилия, все эти проекты — пока лишь капля в море, потому что такого рода работа должна быть повсеместной и иметь системный характер[7].

   К сожалению, мы не можем сказать, что на практике в наших церковных общинах есть ясное понимание того, что делать с зависимым и как помочь ему и его родственникам. Для церковной педагогики и антропологии эта область новая, малоизученная. Нередко мы можем констатировать, что наши пастыри оказываются в растерянности, когда лицом к лицу сталкиваются с болезнью зависимого поведения, не имея достаточной подготовки в этой области. Актуальной задачей пастырского душепопечения является создание христианской аддиктологии как нового раздела пастырского душепопечения.

   Как отмечает ведущий российский специалист в области пастырской психиатрии д.м.н. В. Г. Каледа, «общаясь с душевнобольными, священник должен быть не только духовником, но и немного психиатром: во всяком случае, священнику необходимо освоить хотя бы азы психиатрии» [Пастырское богословие: учебник для бакалавриата теологии 2021: 207]. По аналогии с его примером признаем, что при общении с человеком, страдающим аддиктивным расстройством личности, священнику полезно освоить азы аддиктологии.

   К чему же должен готовить новый учебный курс? В чем могли бы состоять «азы аддиктологии» для священнослужителя?

   Надо признать, что в западном православии в этой области накоплен определенный позитивный опыт. Обратимся в качестве примера к книге греческого православного священника, несущего свое служение в Америке, о. Димитрия Мораитиса. В его монографии (написанной в соавторстве с М. Атанасиу) «Возвращение потерянной овцы. Служение алкоголикам и другим зависимым: православная перспектива» [Moraitis, Athanasiou 2013] цитируется официальное письмо, написанное от имени государственных медицинских структур в адрес духовенства всех основных религиозных сообществ Америки. Книга о. Димитрия является своеобразным православным комментарием к положениям этого документа. Отец Димитрий Мораитис опирается при этом на собственную многолетнюю практику помощи лицам, страдающим от ПАВ, и их родственникам.

   В предложенном документе, на наш взгляд, лаконично представлены основные ориентиры компетентного церковного служения химически зависимым и их родственникам. Если обобщить сказанное, то можно описать эти ориентиры (с поправкой на наш российский контекст) следующим образом.

   Священнику рекомендуется:

   •    Иметь представление об общепринятом определении алкоголизма и наркомании, осознавать, что зависимые нередко подвергаются социальному отвержению.

   •    Иметь представление об основных симптомах алкоголизма и наркомании, о понятии и признаках абстиненции, о том, как именно зависимость влияет на личность и семью, а также об особенностях различных стадий выздоровления.

   •    Понимать, что возможными признаками болезни могут быть, помимо прочего, конфликты между супругами, насилие в семье (физическое, эмоциональное и вербальное), самоубийства, госпитализация или столкновение с криминальными структурами.

   • Понимать, что зависимость препятствует религиозному и духовному развитию; уметь эффективно объяснить важность духовности и практической религиозности в выздоровлении, опираясь при этом на Священное Писание и Предание, на опыт молитвенной и аскетической жизни Церкви.

   •    Осознавать пользу ранней интервенции как для зависимых, так для их семей и детей, вовлеченных в зависимые отношения.

   •    Обладать навыками пастырской работы с зависимыми, а также их семьями и детьми, вовлеченными в зависимые отношения.

   •    Уметь надлежащим образом поддержать зависимых и их семьи, укрепляя в них надежду на выздоровление.

   •    Хорошо представлять себе возможности, которыми обладает церковная община в деле помощи аддиктам и их семьям.

   •    Обладать базовыми знаниями об эффективных реабилитационных подходах.

   •    Уметь применять знания о зависимости, а также ценности и установки выздоровления к самим себе и в собственных семьях.

   •    Уметь создавать и поддерживать в своей общине дух открытости, прощения, принятия.

   •    Священник может вести посильную профилактическую работу (в проповеди, в беседах с прихожанами, на встречах с молодежью, с военнослужащими, с заключенными и др. за пределами прихода), утверждая ценность трезвенной жизни в общине и в обществе [Ibid.: 59–60].

   Для решения данной задачи был разработан курс «Основы христианской аддиктологии», предназначенный в качестве спецкурса или факультатива для студентов наших духовных школ.

   На данном этапе задачами курса являются:

   •    изучение традиционного христианского взгляда на феномен химической / нехимической зависимости в Священном Писании, Священном Предании и в аскетическом опыте святых отцов;

   •    изучение феномена химической / нехимической зависимости с позиций современного православного богословия;

   •    изучение, анализ и адаптация к отечественным условиям и к церковным реалиям лучших достижений современной аддиктологии и наркологической медицины;

   •    изучение и осмысление наиболее продуктивного опыта преодоления аддиктивного расстройства личности, накопленного ведущими мировыми трезвенническими движениями, реабилитационными подходами и практиками;

   •    обсуждение и проработка вопроса о специфике миссии, катехизации, молитвенной и аскетической жизни, а также пастырского окормления людей, страдающих аддиктивным расстройством личности.

   В перспективе необходимо разработать стандарт компетенции христианского аддиктолога, который мог бы нести свое служение на любом приходе, а также создание христианского аддиктологического сообщества, помощь в организации квалифицированного служения людям с аддиктивным расстройством личности в церковной общине.

   Чтобы лучше понять специфику нового курса, мы выдвигаем несколько тезисов, которые были нами положены в его основу:

   1. Христианская аддиктология — это новая междисциплинарная область исследования аддиктологического расстройства личности, которая опирается на православно-христианское учение о страстях, а также учитывает основные достижения современной науки об аддикциях. Данная дисциплина рассматривается нами как область пастырского душепопечения и одновременно христианской психологии.

   2. В основу христианской аддиктологии должно быть положено христианское учение о личности[8]. Об алкоголизме как о деформации личностной идентичности пишет современный христианский аддиктолог Е.Е. Рыдалевская: «В случае развития зависимости как болезни <…> зависимые теряют свою личностную идентичность и становятся похожими друг на друга. <…> Портрет человека тускнеет и теряется под специфической маской болезни. Из чего можно сделать вывод, что зависимый, теряя собственную личность, в своих поступках максимально определен природой, поврежденной заболеванием» [Рыдалевская 2019: 18]. Говоря о «маске болезни», Е. Е. Рыдалевская отмечает, что проявления алкоголизированной личности предельно типизированы, предсказуемы, что болезнь развивается по одной и той же схеме, и в этом отношении можно сказать, что все алкоголики очень похожи. Алкоголизм стирает различия между людьми, уравнивает их перед необходимостью употребления ПАВ. Таким образом, изучение богословия личности является неотъемлемой частью христианской аддиктологии, поскольку преодоление зависимости возможно только на пути укрепления, усиления личностного начала в человеке, на пути восстановления личности как индивидуального, целостного, неповторимого образа Божия в человеке.

   3. Христианская аддиктология — это пространство диалога между Церковью, наукой о зависимости и обществом. Курс «Основы христианской аддиктологии» ориентирован на священнослужителей, которые находятся в тесном контакте с обществом и должны быть хорошо осведомлены обо всех процессах, происходящих в обществе. Этот курс важен и для врачей-наркологов, психологов, педагогов, социальных работников, которые с интересом и вниманием обращаются к опыту православно-христианской традиции.

   4. Сейчас при многих храмах открываются братства трезвости. Их задача — вовлечение как можно большего числа людей в трезвенный образ жизни. Речь при этом не идет специально о химически зависимых в медицинском смысле. Основной инструмент работы — зароки и обеты трезвости. Нет сомнений в том, что движение братств и обществ трезвости в РПЦ осуществляет важную профилактическую работу по отрезвлению нашего народа, однако в случае химического заболевания одних только мер первичной и вторичной профилактики недостаточно. Третичная профилактика, необходимая человеку, который уже потерял контроль над употреблением и не может остановиться, предполагает вовлечение зависимого в процесс реабилитации. Братства и общества трезвости, насколько мне известно, не ставят перед собой такую задачу. Задача пастыря на этом третичном этапе — компетентное информирование, а также духовное окормление на пути реабилитации. Для понимания специфики пастырской задачи в рамках третичной профилактики необходим курс «Основы христианской аддиктологии».

   5. Помимо понятия о «химической зависимости» современная наука исследует феномен «созависимости» — некой болезненной одержимости проблемами другого человека, обычно близкого родственника — супруга (супруги), ребенка, родителя. «Под созависимостью понимается неадекватная болезненная вовлеченность родственников или близких зависимого человека в разрешение проблем, связанных с его наркотизацией. Такая вовлеченность может приводить к разрушительным последствиям для здоровья и жизни этих людей. Созависимый человек поглощен тем, чтобы управлять поведением другого человека, и перестает заботиться об удовлетворении своих собственных жизненно важных потребностей» [URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/2674661.html (дата обращения: 05.05.2022)]. Проблема созависимого поведения и мышления может присутствовать в жизни церковной общины, когда болезненная семейная модель переносится на общину, священника, других прихожан. В церковной среде уже давно обсуждается проблема созависимости — проводятся специальные группы, собрания, тренинги и семинары по данной теме [URL: http://www.diaconia.ru/protivnarko/2017–12–12 (дата обращения: 22.02.2022)]. Исследование созависимости с христианских позиций — одна из задач христианской аддиктологии.

   6. Насущная и деликатная тема — профилактика АРЛ у клириков. В случае, если химическая или иная зависимость обнаружилась у священнослужителя, он нуждается в особой помощи и попечении. «Помимо общего ослабления духовных сил пастыря в его пастырской деятельности, алкогольная зависимость делает его дурным примером для паствы, между тем как проповедь трезвой жизни особенно потребна сегодня, в условиях расцвета греховных зависимостей в обществе. В том случае, если склонность к алкоголю уже превратилась в зависимость, священнослужителю надлежит обратиться к врачу, который может прописать медикаментозное лечение или иные формы борьбы с зависимостью, в том числе участие в группах анонимных алкоголиков» [Пастырское богословие. Учебник бакалавра теологии 2021: 153]. Одна из задач христианской аддиктологии — всестороннее изучение данного вопроса, а также создание условий адекватной помощи клирикам, попавшим в плен аддикции.

   7. В современной церковной практике наиболее эффективными в работе с химической зависимостью признаются такие подходы, как «12 шагов, Миннесотская модель и Терапевтические сообщества» [Мефодий (Кондратьев), игум. (и др.) 2012: 22]. Важную профилактическую работу в области ограничения употребления ПАВ осуществляют разнообразные и многочисленные церковные братства и общества трезвости [Обеты трезвости: Церковь об отказе от алкоголя 2019]. При этом нередко имя Церкви вовлекают в коммерческую или даже оккультную деятельность разнообразные псевдореабилитационные центры и структуры. Необходима дисциплина, в рамках которой велось бы систематическое изучение и давалась бы компетентная оценка деятельности Церкви в помощь лицам с АЛР, позитивного и негативного опыта, накопленного в нашей Церкви. Именно такой дисциплиной призвана стать христианская аддиктология.

   Подытожим сказанное. Сама жизнь говорит о том, что назрела необходимость дать церковный ответ на острые вопросы, поставленные перед нами пандемией зависимого поведения. Существуют две крайние позиции: или уйти в отрицание проблемы и занять позицию средневекового спиритуализма, или целиком и полностью отдаться в руки светской медицины и психологии. И то и другое — ошибка и опасное упрощение. Мы предлагаем новую дисциплину «христианская аддиктология» с надеждой, что она поможет внести ясность и дать ответ на этот новый вызов.

Приложение

   В приложении публикуется программа курса «Основы христианской аддиктологии».

   Данный курс впервые был прочитан в 2021/22 уч. г. в НиколоУгрешской семинарии и в Сретенской духовной академии.

Введение

   Обзор курса. Обсуждение проблемы зависимого поведения и мышления. Миссия Церкви в деле помощи химически зависимым и их родственникам. Понятие об аддиктивном расстройстве личности.

Тема 1. Аддиктология как наука. Понятие о христианской аддиктологии

   Предпосылки возникновения науки аддиктологии. Пандемия зависимости. Три этапа трезвеннического движения. Появление аддиктологии как научной дисциплины в 1980-е гг. Междисциплинарный характер этой науки. Рабочее определение аддикции. Позиция МКБ-10 и МКБ-11 по вопросу аддикций. Рабочая классификация аддикций. Понятие о созависимости. Аддиктология и наркология. Индустрия реабилитации. Обзор терапевтических подходов. Аддиктология и учение о страстях. Постановка проблемы христианской аддиктологии. Христианская аддиктология и пастырская психиатрия.

Тема 2. Биопсихосоциальная модель и духовное основание зависимости (на примере алкоголизма)

   Научные модели химической зависимости в аддиктологии: модель «болезнь — выздоровление», биопсихосоциальный подход. Духовная сторона зависимости и выздоровления.

Тема 3. Биологическая природа зависимости

   Биохимические процессы в организме зависимого. Особенности обхождения с химически зависимым (диагностика, детоксикация, абстинентный синдром и др.). Этапы зависимости (на примере алкоголизма). Вопрос о генетической предрасположенности. Биохимические особенности «непьющего алкоголика» (на этапе ремиссии).

Тема 4. Психологические особенности зависимого поведения и мышления

   Психологические особенности химически зависимого. Проблема отрицания зависимости. Самоидентификация аддикта в болезни и в выздоровлении. Зависимость — семейная болезнь. Феномен созависимости. Психологический портрет зависимого. Психологические особенности процесса ремиссии.

Тема 5. Социальная специфика зависимости

   Отношения к химически зависимому в обществе. Зависимость как моральная проблема и как болезнь. Мифы о зависимости. Особенности социального поведения зависимого. Типичные искажения социальных связей у химически зависимого. Социально-правовые аспекты химической зависимости. Статистика зависимости: что нам известно? Три этапа профилактики (по О. В. Зыкову). Понятие о первичной профилактике («позитивное большинство»). Понятие о вторичной профилактике («реабилитационное пространство»). Понятие о третичной профилактике («лечебная субкультура»). Профилактика от зависимости в церковной общине. Организация реабилитационного пространства: роль государства, медицинской науки, общества, Церкви.

Тема 6. Духовное измерение зависимости

   Духовная работа в терапии зависимости: история вопроса. Роль движения «Анонимные алкоголики». Односторонние подходы к проблеме духовного измерения зависимости — медикализм и спиритуализм. Научное изучение феномена духовности. Рабочее определение духовности.

Тема 7. Христианский взгляд на аддикцию: история вопроса

   Священное Писание о винопитии. Аскетическое учение о страстях и проблема зависимости. Трезвеннические движения в истории РПЦ. Зависимость и одержимость. Церковно-правовая практика.

Тема 8. Христианский взгляд на аддикцию: современное положение

   Современная позиция РПЦ по вопросам алкоголизма, пьянства, зависимости: документы, конференции. Обзор специализированной литературы. Синодальный отдел по благотворительности и социальному служению РПЦ: работа с зависимостью. Методы помощи зависимым, используемые в РПЦ сегодня (краткий обзор). Опыт взаимодействия Церкви, медицины и государства в социальном служении аддиктам. Современное богословие о проблеме аддикции (митрополит Антоний Сурожский, архимандрит Мелетий (Уэббер), священник Дж. Акваро, С. Молдован). Христианские аддиктологи.

Тема 9. Алкоголизм — повторение и обобщение. Casestudy: Содружество «Анонимных алкоголиков» в России

   Рабочее определение. Общее представление об эпидемиологии, этиологии, патогенезе, клинических проявлениях и терапии. Биологический, социологический и психологический аспект алкоголизма. Духовная основа алкоголизма. Основные понятия: интоксикация, хронический алкоголизм, абстинентный синдром (синдром отмены), алкогольный психоз. Движение «Анонимные алкоголики»: краткая история в Америке и в России. Масштаб, оценки эффективности. Христианские основания движения «АА». Критика движения. Основные инструменты выздоровления. Разбор «12 шагов» и «12 традиций АА». Идея духовного прагматизма. Учение о Боге в «АА». Понятие о «параллельных» сообществах. «АА» и индустрия реабилитации. «АА» и религиозные объединения в разных странах. Взаимодействие АА и РПЦ.

Тема 10. Наркомания

   Рабочее определение. Общее представление об эпидемиологии, этиологии, патогенезе, клинических проявлениях и терапии. Характеристика основных наркотических препаратов. «Легкие» и «тяжелые» наркотики. Новые синтетические «подростковые» наркотики. Токсикомания. «Аптечная» наркомания. Никотиновая зависимость. Понятие о терапевтической общине для наркоманов, понятие о группах самопомощи для наркоманов и их родственников (по книге Е. Н. Проценко «Наркотики и наркомания»).

Тема 11. Созависимость

   Рабочее определение. Характерные особенности созависимого поведения и мышления: замороженность чувств, низкая самооценка, отрицание, самообман, потребность контролировать. Треугольник Карпмана: жертва — преследователь — спасатель. Можно ли считать созависимость болезнью? Терапия созависимости.

Тема 12. Нехимические зависимости

   Виды и типология нехимических зависимостей. Игромания, пищевая зависимость, сексоголизм. Рабочее определение. Особенности поведения зависимых. Группы самопомощи. Реабилитационные программы. Специализированная литература.

Тема 13. Аддикт в церковной общине

   Концепция священника Димитрия Мораитиса. Служение химически зависимым на приходе. Первичная диагностика. Опросники. Наблюдение. Специфика душепопечения аддикта (миссия, катехизация, исповедь, причащение, духовное окормление). Работа с мотивацией, отрицанием, рецидивами. Типичные ошибки священника. Работа с родственниками аддикта.

Тема 14. Принцип делегирования

   Ситуация с реабилитационными программами и центрами. Амбулаторные и стационарные программы. Как отличить качественную помощь от подделки или деструктивных практик? Практика кодирования (эспераль, торпеды, ампулы) с церковной точки зрения. Сотрудничество священника и реабилитационного центра. Сотрудничество на приходе с психотерапевтом, социальным работником, консультантом по зависимости. Как организовать группы самопомощи на приходе? Принцип «пассивного миссионерства». Специфика терапии священнослужителя. Программа «Метанойя» при Даниловом монастыре — пример сотрудничества Церкви и групп самопомощи.

Игумен Иона (Займовский)

Евгений Алексеевич Брюн

Роман Юрьевич Кузьмин

Иона (Займовский), игум., Брюн Е. А., Кузьмин Р. Ю. Христианская аддиктология как новая область пастырского душепопечения // Сретенское слово. М.: Изд-во Сретенской духовной академии, 2022. – № 2. С 111-132.

ЛИТЕРАТУРА

   Богословские ответы Патриарха Кирилла на вызовы современности. [Электронный ресурс]. URL: https://pravoslavie.ru/123381.htmlURL: https://pravoslavie.ru/123381.html (дата обращения 03.04.2022).

   Займовский (игумен Иона), Кузьмин Р. Ю. Богословие и зависимость. Опыт построения христианской аддиктологи: научная монография. Москва: Практика, 2021; Иона (Займовский), игум. «Богословие зависимости»: предпосылки и перспективы // Церковь и время. 2015. № 2 (71). С. 34, 80.

   Лукомский И. И. Алкоголизм. [Электонный ресурс]. URL: https://gufo.me/ dict/bse (дата обращения: 01.05.2022).

   Мефодий (Кондратьев), игум., Прищенко Р. И., Рыдалевская Е. Е. Методология социальной реабилитации наркозависимых в церковной общине. Москва: Лепта Книга, 2012. С. 22.

   Об участии Русской Православной Церкви в реабилитации наркозависимых. [Электронный ресурс]. URL: http://www.patriarchia.ru/db/ text/2674661.html (дата обращения: 05.05.2022).

   Обеты трезвости: Церковь об отказе от алкоголя: сборник материалов / сост. В. К. Доронкин. Москва: Лепта Книга, 2019.

   Организация групп помощи значимым близким наркозависимых. Особенности групповой работы с созависимыми. [Электронный ресурс]. URL: http://www.diaconia.ru/protivnarko/2017–12–12 (дата обращения: 22.02.2022).

   Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. Москва, 2009. XI.6.

   Пастырское богословие: учебник для бакалавриата теологии / под общ. ред. митр. Илариона (Алфеева). Москва: Общецерковная аспирантура и докторантура им. святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, ИД «Познание», 2021.

   Психические и поведенческие расстройства, вызванные употреблением алкоголя. Синдром зависимости от алкоголя // МКБ 10: F10.2. Год утверждения (частота пересмотра): 2018. С. 48.

   Рыдалевская Е. Е. Зависимость как отчужденность // Богословское осмысление проблемы зависимости: православный и католический взгляд / Материалы международной конференции: 1/2 октября 2018 года, Санкт-Петербург. Москва: 2019. С. 18.

   Handbook of Addictive Disorders. A practical Guide to Diagnosis and Treatment / еd. by Robert Holman Coombs. Hoboken, New Jersey: John Wiley & Sons, Inc., 2004.

   Leshner A. Principles of drug addiction treatment: A research-based guide / National Institute on Drug Abuse. Bethesda, 1999. Handbook, 32.

   Milkman H., Sunderwirth S. Craving for Ecstasy: The Consciousness and Chemistry of Escape. Lexington, 1987.

   Moraitis D., Athanasiou M. Returning the Lost Sheep: Ministry to the Alcoholic and Addict: an Orthodox Perspective. [S. l.], 2013.

   Principles of Addiction Medicine / еd. by Ch. A. Cavacuiti. [S. l.], 2011.


[1] Для церковного читателя можно рекомендовать следующие книги: Проценко Е. Н. Наркотики и наркомания: надежда в беде. М.: Триада, 2019; Москаленко В. Д. Зависимость: Семейная болезнь. М.: Институт консультирования и системных решений, 2018; Савина Е. А. Возвращение Кая. Зависимость от алкоголя и наркотиков. Выздоровление. М.: Лепта книга, 2019; Спиккард Э., Томпсон Б. Страсть к спиртному. Сложные отношения с алкоголем — что делать? М.: Триада, 2015.

[2] В России подготовкой аддиктологов в настоящий момент занимается психолог В. В. Барцалкина, которая с 2000 по 2015 г. заведовала лабораторией медикопсихологической реабилитации Московского государственного психологопедагогический университета, а в настоящее время руководит программой переподготовки «Теория и практика консультирования лиц с аддиктивными расстройствами» на базе этого университета.

[3] Ср., например: в Германии — Deutsche Hauptstelle für Suchtfragen e.V. [Немецкий совет по проблемам аддикции], Deutsche Gesellschaft für Suchtforschung und Suchttherapie e.V. [Немецкое общество по изучению аддикции и терапии аддикции]; в Голландии — The Netherlands Institute of Mental Healthand Addiction (Trimbos Institute) [Нидерландский институт психического здоровья и аддикции (Институт «Тримбос», Утрехт)] и др.

[4] Первые публикации на данную тему были еще в 1970-е гг. (Korolenko C., Dikovsky A. The Clinical Classification of Alcoholism // Anali Zavoda za mentalno zdravlje. Beograd, 1972. Vol. 1. P. 5–10). Одна из последних монографий по теме: Аддиктология: настольная книга. М.: Институт консультирования и системных решений, Общероссийская профессиональная психотерапевтическая лига, 2012; также: Руководство по аддиктологии / под ред. проф. В. Д. Менделевича. СПб.: Речь, 2007.

[5] В настоящий момент в западной науке нет абсолютного согласия относительно терминологии. Фактически на равных используются понятия «dependence» (зависимость), «disease» (заболевание), «abuse» (злоупотребление), «addiction» (зависимость, аддикция). При этом речь всегда идет о типологически близких явлениях.

[6] Богословское осмысление проблем зависимости: православный и католический взгляд // Материалы международной конференции, 1–2 октября 2018 года: Сборник докладов. М., 2019; Богословское осмысление проблем зависимости: православный и католический взгляд // Материалы международной конференции, 1/2 октября 2019 года: Сборник докладов (в печати).

[7] Поделюсь своим наблюдением: за годы чтения моего курса (на курсах переподготовки московского духовенства «Пастырское душепопечение об алкоголеи наркозависимых») многие студенты-священники выказывали сомнение в целесообразности и ценности этой работы. Это говорит о наличии некоего «слепого пятна» в нашем образовании и о необходимости восполнения имеющейся лакуны. — Игум. Иона.

[8] Иона (Займовский), игум., Кузьмин Р. Ю. Богословие личности в арсенале христианской аддиктологии. (Статья написана на основании анализа диссертации игумена Мефодия (Зинковского) «Православное богословие личности: истоки, современность, перспективы развития» находится в печати. — Игум. Иона.)