Преподавание церковнославянского языка на современном этапе (методические основы и проблемы)

Московская Сретенская  Духовная Академия

Преподавание церковнославянского языка на современном этапе (методические основы и проблемы)

1736



Аннотация: В статье представлен авторский взгляд на общеметодологические, методические основы преподавания церковнославянского языка, являющийся итогом многолетней работы в высших духовных учебных заведениях, неизменно приносящей радость и профессиональное удовлетворение. Среди прочего отмечается важность широкого использования сравнительно­ исторического метода в обучении литургическому языку, который должен наконец занять достойное место в научном и учебно­педагогическом контекстах, формирования устойчивой мотивации и интереса к его усвоению, необходимость разработки системных учебно­методических комплексов, в том числе с внедрением дистанционных образовательных технологий.

Церковнославянский язык, ввиду своего особого статуса и особого положения в образовательном процессе, а также в литургической жизни Русской Православной Церкви [Людоговский, Плякин, 2009, 383; Маршева, 2018, 33], призван стать ведущей дисциплиной при подготовке будущих священнослужителей. Причем речь идет как о церковном, так и о государственном образовательных стандартах [ЦОС ВДО; ФГОС ВО].

Можно, конечно, много спорить по поводу объема общей нагрузки, который отведен данному предмету в зачетных единицах, его распределения по семестрам и не соглашаться с этим. Особенно в его соотношении с другими дисциплинами, прежде всего языкового направления, в едином учебном плане подготовки бакалавров [ЕУП], который предлагается Учебным комитетом Русской Православной Церкви и который, естественно, носит единый регулятивный характер.

При этом нужно оговориться, что в бакалаврском плане Учебного комитета не указаны объем аудиторной нагрузки, самостоятельной работы, формы текущей аттестации, промежуточной аттестации — все это отдается на усмотрение конкретной образовательной организации.

В связи с этим нужно вспомнить: любая дисциплина в соответствии с существующими нормативами призвана формировать определенный набор компетенций или же ­какую-то одну компетенцию. Необходимые условия также устанавливаются для дисциплин каждой семинарией, академией самостоятельно. И большинство образовательных учреждений решило, что церковнославянский язык не должен формировать так называемые универсальные компетенции [ФГОС ВО], несмотря на рекомендации Учебного комитета [Методические рекомендации]. То есть достаточно становления общепрофессиональных и даже профессиональных компетенций.

Здесь тоже нужна оговорка, что профессиональные компетенции не сформулированы в федеральном государственном образовательном стандарте по теологии. То есть они могут быть описаны каждой образовательной организацией; в случае с духовными семинариями и академиями речь идет о централизованной образовательной организации — Учебном комитете Русской Православной Церкви. Так или иначе, содержание профессиональных компетенций сконцентрировано вокруг знаний, умений и навыков, необходимых для будущего священнослужения [Методические рекомендации, 27–40].

С одной стороны, с этим в применении к церковнославянскому языку нужно безусловно согласиться. С другой, особенно если посмотреть на другие дисциплины из базовой части учебного плана Учебного комитета для духовных семинарий и академий, можно задуматься, что исключительно профессиональных компетенций для рассматриваемой дисциплины недостаточно.

Теперь, не беря в расчет общепрофессиональные компетенции, нужно поговорить об универсальных компетенциях. Универсальные компетенции заложены в федеральный государственный образовательный стандарт по теологии [ФГОС ВО]. Разумеется, тем или иным образом они продублированы в церковном образовательном стандарте, связанном с подготовкой священнослужителей и религиозного персонала [ЦОС ВДО]. Универсальные компетенции сформулированы, конечно, довольно широко, общо. Объем и суть самого понятия «компетенция», в том числе «универсальная компетенция», достаточно гибкие, в какой-то степени противоречивые. Однако в перечне универсальных компетенций есть такие, которые связаны с формированием абстрактного мышления, научно­исследовательских (проектных) навыков, межкультурного взаимодействия, коммуникации [ФГОС ВО]. И, пожалуй, компетенции подобного содержания можно привязать к дисциплине «Церковнославянский язык».

Еще нужно говорить о том, что церковнославянский язык, являясь богослужебным языком Русской Православной Церкви, нуждается в более серьезных и более продуманных межпредметных связях, то есть соотношении с другими дисциплинами не только филологического направления, но и библейского, церковно­практического, церковно­исторического и проч. — основного массива учебных курсов теологической подготовки. И здесь, конечно же, есть возможность расширения объема и содержания дисциплины «Церковнославянский язык» за счет предметов из вариативного блока, факультативных дисциплин. Но речь, скорее, идет о целесообразности подобного решения, когда все чаще говорится о перегруженности, причем не только физической, но и эмоциональной, психологической перегруженности обучающихся в духовных школах. Поэтому, как кажется, церковнославянскому языку стоит найти более достойное, весомое место в базовой части учебного плана.

К какой бы научной, методической школе преподаватель ни принадлежал, он должен рассматривать церковнославянский язык как органическую часть русского языка. Это значит, что как предмет он соотносится с курсом «Русский язык и культура речи».

Но содержание последнего в подавляющем большинстве случаев отвечает совершенно за другие задачи, формирует другие компетенции, а значит, слабо коррелирует с дисциплиной «Церковнославянский язык». Кроме того, согласно единому учебному плану Учебного комитета, курс «Русский язык и культура речи» может быть выбран наряду со «Стилистикой русского языка». А это вообще совершенно иная дисциплина — с иным понятийно­терминологическим содержанием и прикладными целеустановками.

Помимо этого, если даже вывести за скобки дискуссионность объема, отводимого на новые и древние языки в едином учебном плане, их субординацию, вызывает большие вопросы учебно­методическое соотношение этих предметов с церковнославянским языком. Они идут параллельно, что для студентов чаще всего непросто [ЕУП]. Это, в свою очередь, снижает уровень овладения и древними, и новыми языками, и церковнославянским языком тоже.

Следующая проблема, которую хотелось бы выделить, такова. Традиционно церковнославянский язык понимается как дисциплина прикладной направленности, по сути дела, воспринимается как церковно­практическая. Очевидно, с этой ситуацией тоже нужно разобраться и ее стоит изменить.

В содержание дисциплины нужно закладывать серьезный объем языковедческой теории. Разумеется, это термины и понятия адаптированные, поскольку речь идет не о профессиональной подготовке филологов и лингвистов, а о профессиональной подготовке теологов и церковно, священнослужителей. Но такой элемент необходим, поскольку студенты, особенно недавно окончившие среднюю школу, к настоящему времени понятийно­терминологическим аппаратом, связанным с языковыми дисциплинами, владеют крайне неудовлетворительно или не владеют почти совсем. Можно много рассуждать о причинах подобного явления. Возможно, данный факт связан с тем, что теория, во всяком случае русского языка, адаптирована в настоящее время под нужды единого государственного экзамена. Но очевидно: человек, который должен освоить церковнославянский язык, без языковедческой теории, пусть и элементарной, обойтись не может. Речь идет о самых простых терминах и понятиях, таких как части речи и отличие их от членов предложения, а также о том, что обучающиеся должны ориентироваться в морфологических категориях разных частей речи и т. п.

Помимо этого, на ступени высшего образования, к которой относятся духовная семинария и академия, должен быть качественный и количественный прирост теоретического материала. А значит, необходимо говорить о более сложных, хотя и адаптивных, терминологии и понятийном аппарате. Например, ввести понятия палатализация, супплетивизм, компаратив и т. д.

При этом возникает еще одна проблема: терминология церковнославянского языка в некоторых своих разделах отличается и запутанностью, и противоречивостью, и спорностью. В качестве примера можно привести понятие архаические глаголы [Алипий Гаманович, 1997, 131; Маршева, 2020, 30]. Оно само по себе архаическое. Конечно, есть другой термин­синоним — нетематические глаголы [Маршева, 2020, 30; Хабургаев, 1974, 260]. Очевидно, что нетематический глагол быти ничем не отличается от тематического любити с точки зрения давности происхождения. Возвращаясь к межпредметным связям, стоит обратить большее внимание на сравнительно­исторический метод при преподавании церковнославянского языка. Совершенно очевидно: чтобы студенты могли освоить даже на практическом уровне церковнославянский язык в достаточной мере, нужно демонстрировать им регулярные его связи, корреляции с другими славянскими и неславянскими языками. Прежде всего, речь идет о довольно широком представлении фактов из истории русского языка [Маршева, 2018].

Иными словами, истории вообще и истории языка в частности нужно уделять огромное внимание. Церковнославянский язык и его материал позволяют это делать. Речь идет, конечно, об описательном, адаптированном представлении. Но оно, стоит это подчеркнуть еще раз, необходимо, чтобы у студентов было четкое понимание, почему, например, та или иная морфологическая категория может быть представлена вариативными морфологическими формами, например: в Д. п. ед. ч. у существительных м. р. может быть окончание у, ю, а может быть ови, еви (Духу, Духови). Выше упоминалось о нетематических глаголах. Есть тексты, и их подавляющее большинство, где они представлены с особыми парадигмами, но имеются и примеры, где налицо переход нетематических глаголов в тематические.

Здесь уже возникает еще один серьезный вопрос, который тоже, как кажется, пора решать. Это необходимость так называемой школьной, вузовской грамматики церковнославянского языка. Если же смотреть шире, чрезвычайно нужна академическая грамматика церковнославянского языка, в которой он был бы последовательно, грамотно кодифицирован. Эта задача непростая, она требует больших научных, методических и волевых усилий, но ее срочно надо решать. Верующие, настоящие и будущие церковно, священнослужители, преподаватели, ученые обязаны ценить разнообразие и богатство церковнославянского языка. В реализации учебных, коммуникативных целей, которые должен преследовать любой язык, и прежде всего целей понимания церковнославянских текстов эта вариативность, пестрота могут мешать.

Наконец, подобная грамматика поможет выстроить систему церковнославянского языка и более четко посмотреть на различные его явления. Это касается в первую очередь морфологии и синтаксиса.

Если говорить о церковнославянском синтаксисе, он, будучи калькой с древнегреческого, запутан и сложен для восприятия, поэтому при усвоении данного раздела грамматики церковнославянского языка возникают проблемы. Во многом они связаны с тем, что есть вариативные синтаксические модели. И каждый раз нужно пояснять, почему возникает конкретный вариант. Например, часто, особенно в текстах новейшего времени, встречаются замены второго именительного в обороте «двойной­ именительный» на творительный предикативный. Фиксируется разрушение оборота «двойной­ винительный». А в других текстах, более классических и более древних, заметны и правильные обороты «двойной­ именительный», «двойной­ винительный» и даже «двойной­ дательный».

Стоит сказать и об общем принципе изучения церковнославянского языка, ключевом критерии подачи учебного материала. Вообще, основных принципов два — тематический и урочный.

Очевидно, когда на рубеже 80–90‑х гг. XX в. в новой социокультурной, педагогической ситуации стали появляться обновленные пособия по церковнославянскому языку, во многих использовался урочный принцип подачи материала [Воробьева, 2008; Кравцова, 2016; Миронова, 2014; Плетнева, Кравецкий, 2013]. Он отсылает к изучению иностранных языков, что, конечно, при системном его применении совершенно недопустимо.

Поскольку церковнославянский язык — неотъемлемая часть русского языка, родного русского языка, нужно как можно больше, как можно доходчивее, о чем уже упоминалось, рассказывать о культуре славянской письменности, истории формирования и развития славянской письменности и культуры, о том, какое влияние церковнославянский язык и церковнославянская книжность оказали на письменную и религиозную культуру славян, в том числе русичей.

Из всего этого следует вывод, что наиболее приемлемым при современном преподавании церковнославянского языка является тематический принцип, в рамках которого он изучается последовательно по большим тематическим блокам.

Прежде всего анализируется так называемый историко­культурный блок, далее подробно изучается орфография и графика церковнославянского языка, после идут самостоятельные части речи, начиная с имен (имя существительное, местоимение, имя прилагательное), чрезвычайно подробно нужно осваивать глагол, отдельно стоит проанализировать причастие, а дальше рассматривается синтаксис в неотъемлемой связи со служебными частями речи.

И только после этого можно приступать к так называемому комплексному лингвистическому и даже историко­культурному, историко­богословскому анализу текстов на церковнославянском языке.

В этой связи нельзя недооценивать лекционный материал по церковнославянскому языку. Лекции быть должны. Другое дело, особенно в сегодняшней ситуации, которая связана с вызовами, в том числе пандемическими, и не только с ними, лекции могут менять свою традиционную конфигурацию, причем значительно.

Преподавание церковнославянского языка не должно сводиться к практическим занятиям, душеполезным беседам. Необходима, на что уже не раз указывалось, систематичность, и она связана среди прочего с целесообразной лекционной подачей материала.

Отдельно важно отметить учебно­методическое обеспечение церковнославянского языка. В настоящее время существует такое понятие, как учебно­методический комплекс. Но ни одного полного учебно­методического комплекса по церковнославянскому языку на данный момент нет. Он подразумевает наличие учебника, пособия для преподавателя, электронной формы учебника, вспомогательных учебно­методических пособий, например прописей, хрестоматий, книг для чтения и т. д. И еще два важнейших компонента, которые должны входить в учебно­методический комплекс: рабочая программа дисциплины, связанный с ней фонд оценочных средств и концепция преподавания дисциплины.

Все это просто необходимо для успешного обучения церковнославянскому языку и усвоения ему правильной роли. Насколько элементы учебно­методического комплекса должны быть унифицированы для всех семинарий и академий Русской Православной Церкви — это, конечно, вопрос для дискуссии.

Стоит еще раз подчеркнуть: в настоящее время у разных авторов есть разрозненные учебно­методические продукты (учебники, самоучители, книги для чтения, рабочие программы и др.), но не связный, систематический комплекс [Алипий Гаманович, 1997; Андрей Эрастов, 2007; Архипова, 2015а, 2015б, 2016; Афанасьева; Бугаева, Левшенко, 2011; Буцких, 2020; Воробьева, 2008; Изотов, 2001; Кондратьев, 2012, 2013, 2015; Кравцова, 2016; Маршева, 2009, 2010, 2014, 2016а, 2016б, 2018, 2020; Матвеева и др., 2021; Миронова, 2014; Мороз, 2016; Плетнева, Кравецкий, 2013; Ремнева и др., 1999; Супрун, 1998; Трапезникова, 2021; Трубицына, 2021].

Несколько слов надо сказать о текущей и промежуточной аттестации по церковнославянскому языку. Проблем здесь немало. Сейчас стоит упомянуть о распространенных ныне тестах. Стоит задуматься над общей применимостью формата тестирования к церковнославянскому материалу, отражающему богословские истины и транслирующему многовековую религиозную культуру, которая насыщена сложными смыслами, символами, аллегориями. Содержание тестов и их однородная подача (либо закрытая, либо открытая форма, либо более или менее случайное их соединение) не дают также возможности уяснить, какие еще принципы, помимо формы, заложены, если заложены, в их составление: предмет, задачи, объект оценки и проч. Этот методологический изъян характерен, к сожалению, для многих учебно­ методических продуктов [Матвеева и др., 2021]. Между тем продуманная многоуровневая классификация тестов, крайне важная с методической и прогностической точек зрения, может сыграть положительную роль в ходе текущего и промежуточного контроля — особенно в условиях дистанционного обучения.

Кроме того, к глубокому сожалению, имеющиеся сейчас учебники, пособия создаются для слишком широкой аудитории. Она, по сути, почти никогда четко не определяется, а это неправильно. Одно дело, если учебное пособие пишется для филологов, осваивающих церковнославянский язык как элективный или факультативный курс, что часто предусмотрено программами многих филологических факультетов. Другое дело, если пособие предназначено для людей, которые регулярно ходят в храм. И третья ситуация (возможны и иные случаи) — если оно готовится для семинаристов. Это разные учебно­методические продукты с разными задачами, разной целью, а значит, у них должен быть разный, в широком смысле этого слова, контент.

В связи с этим краеугольной проблемой является словарь церковнославянского языка, причем школьный и академический. В настоящее время словаря, который нужен и для освоения церковнославянского языка в духовных школах, и для пользования обычных прихожан, нет.

Если вернуться к концепции преподавания церковнославянского языка, с конца XX в. предпринимались попытки ее создания. Однако проблема заключалась в том, что ее авторы хотели представить слишком общие, по преимуществу духовно­ нравственные намерения, при этом не всегда системно.

Несомненно, в силу особого богослужебного статуса церковнославянского языка преподавать его в духовных семинариях нужно на единых учебно­методических и идейных принципах. И как раз их можно было бы представить в концепции преподавания церковнославянского языка — прежде всего для того, чтобы доказать его литургическую незыблемость, безальтернативность.

Это чрезвычайно важно, поскольку, об этом уже говорилось выше, существуют разные точки зрения на место и специфику развития церковнославянского в русле русского языка. И, как кажется, наука имеет право на разные мнения, а учебная, педагогическая практика должна попытаться это унифицировать и проложить единый подход.

Есть еще один острый вопрос — кадровое обеспечение. В силу разных, объективных и необъективных, причин церковнославянский язык часто воспринимается и администрацией семинарий и академий, и самим преподавателем как некое прибавление к основной нагрузке, которое, как правило, мешает. Поэтому в целом ряде духовных школ церковнославянский язык преподается людьми без профильного филологического образования, что удовлетворительным признать нельзя.

Не менее насущным является и вопрос мотивации к изучению языка. Это большая, комплексная, разнонаправленная проблема. Так как церковнославянский язык — язык книжно­письменный, поскольку с начала XVIII в. он употребляется исключительно в богослужении, вопрос, связанный с интересом к его изучению, крайне болезненный. И, к сожалению, его острота не снимается, даже когда говорят о будущих священнослужителях. Не хотят семинаристы изучать церковнославянский язык, не всегда у них на это направлены силы. Причины кроются и в слабой языковой, филологической подготовке, утрате церковного благочестия, все усиливающейся малопонятности церковнославянского языка. Драматично то, что все это имеет взаимный вектор.

А значит, нужно всеми силами на современном этапе повышать и развивать мотивацию к изучению церковнославянского языка. Это можно и нужно делать с помощью новейших технологических средств. Речь идет прежде всего об интерактиве. Понятно, что специфика предмета, статуса церковнославянского языка, особенность богослужебных текстов заставляют задуматься об аккуратном использовании любых дистанционных, онлайн-форм, электронных средств, но данному вопросу нужно уделить сейчас внимание, в том числе на уровне популяризации литургического языка. Думается, полезным здесь будет опыт, уже накопленный в Сретенской духовной академии. О том, что ее воспитанникам действительно интересно изучение церковнославянского языка, свидетельствует такой факт: усилиями студентов в интернете запущен научно­популярный образовательный проект «Всегда живой церковнославянский», направленный на популяризацию, объяснение церковнославянского языка. Его основная цель заключается в распространении церковнославянского наследия русской культуры через чтение библейских и гимнографических текстов, их богословский и филологический анализ.

В 2022 г. вышел сборник «Всегда живой церковнославянский. Очерки по литургической поэзии». В него вошли 24 размышления-эссе о литургической поэзии Постной и Цветной Триоди. Центральной темой сборника является Пасха Христова. Ее ожиданию посвящены статьи песнопений Постной Триоди. В этом цикле 14 очерков. Заметно, как от одной статьи к другой растет и переходит от силы в силу ожидание неповторимой пасхальной радости. Девять остальных эссе посвящены Триоди Цветной. Радость о Воскресшем Христе здесь проливается в каждом слове. Это ликование продолжается 50 дней, венчаясь праздником Церкви, Святой Пятидесятницей, и завершается прославлением всех святых — плода Христовой Церкви [Всегда живой].

Магистрантам и студентам бакалавриата предоставляется возможность публиковать на сайте «Православие.Ru» статьи, при написании которых ведется работа с церковнославянским, греческим вариантами богослужебных текстов, словарями, святоотеческим наследием и богословскими исследованиями. На данный момент уже рассмотрены основные гимнографические произведения Постной и Цветной Триоди («Покаяние отверзи ми двери», «На реках Вавилонских», тропарь Торжества православия, «Се, Жених грядет….», «Егда славнии ученицы…..», «Да молчит всякая плоть человеча….» и др.); тропари и кондаки двунадесятых праздников [Статьи]. Таких публикаций уже 60, и они чрезвычайно популярны у посетителей интернет­портала «Православие.Ru».

Создан отдельный канал на «Яндекс. Дзене», где студенты производят уникальный контент: популярно рассказывают о церковнославянском языке в повседневной жизни, его истории, особенностях и т. д. Опубликовано уже более 120 заметок [Яндекс. Дзен]. И хотя эта деятельность начата совсем недавно, у канала уже есть своя аудитория.

Помимо этого, с сентября 2021 г. студенты Сретенской духовной академии записывают подкасты, в которых рассказывают о значении того или иного церковного праздника и разбирают отдельные гимнографические тексты, прославляющие вспоминаемое событие. На сайте академии размещено уже 13 подкастов высокого технологического и содержательного качества [Подкаст]. Сейчас ведется подготовка целой серии подкастов об истории церковнославянского языка.

Деятельность проекта «Всегда живой церковнославянский» связана и со Сретенским монастырем. Уже на протяжении двух лет магистранты проводят встречи и лекции для прихожан монастыря и всех желающих (они транслируются на официальных страницах просветительского центра в социальных сетях «ВКонтакте» и Telegram).

В 2021/22 уч. г. уже прочитан цикл лекций «Вместе об общем», на котором были разобраны тексты Божественной литургии: ектении, анафора, некоторые тайные молитвы и т. д. Удачно пробирован курс «На пути к Рождеству», в котором читались и комментировались богослужебные тексты подготовительных к Рождеству недель, самого Рождества и Крещения.

Помимо того, прошел ряд встреч «Душе моя, восстани, что спиши?», посвященный чтению и анализу Великого покаянного канона прп. Андрея Критского на церковнославянском языке. В мае-июне 2022 г. прочитан цикл лекций «Просто и непросто о церковнославянском», который был посвящен грамматическим темам. В сентябре­декабре 2022 г. прошли встречи, во время которых обсуждались утренние и вечерние молитвы на церковнославянском языке и проводились практические занятия по церковному чтению.

И подобные мероприятия продолжаются. Они посвящены разбору псалмов, молитв и песнопений вечерни и утрени, а также истории и грамматике церковнославянского языка.

В прошлом учебном году магистранты освещали гимнографические тексты всех великопостных и пасхальных недель.

На настоящий момент прочитано около 40 таких лекций [Просветительский центр]. И они неизменно вызывают отклик у самой широкой оффлайн и онлайн ­аудитории.

Проект «Всегда живой церковнославянский» активно освещается в интернете. Разработана отдельная страница, на которой представлена характеристика всей деятельности, есть необходимые ссылки на лекции, публикации [Официальный сайт]. Помимо этого, проект имеет свою страницу в социальной сети «ВКонтакте» [ВКонтакте] и канал Telegram [Телеграм], которые ведут студенты, сами подбирая материал, направленный на объяснение некоторых трудных для современного человека церковнославянских слов.

Конечно, чрезвычайно важен личный — человеческий и профессиональный — пример преподавателя. Он обязан заинтересовать студентов своим предметом, и церковнославянский язык здесь не является исключением. Нужно показывать его важность, связь со всеми предметами профессиональной подготовки будущих священнослужителей и теологов, нужно говорить о его духовно­нравственной ценности. Самое главное — необходимо постоянно подчеркивать, что это язык профессиональной коммуникации, а значит, он должен быть в достаточной мере освоен семинаристами.

Наконец, необходимо вновь высказать принципиальную мысль о том, что общими усилиями, насколько они могут быть общими, церковнославянскому языку нужно попытаться придать полноценный научный статус. Важно доказать себе и окружающим, что современный литургический язык Русской Православной Церкви сам по себе достоин научного осмысления и научного уважения. Безусловно, этот язык мощнейшими связями связан с греческим языком, византийской поэтикой. Безусловно, церковнославянский язык имеет плотную историю развития — многовековую, тысячелетнюю, но сам по себе в синхронной точке он должен всех заинтересовать — и ученых, и преподавателей, и обучающихся.

Лариса Ивановна Маршева

Маршева, Л. И. Преподавание церковнославянского языка на современном этапе (методические основы и проблемы) // Христианское чтение. – 2023. – № 1. – С. 113-123.

Источники

1. ЕУП — единый учебный план ФГОС 3++. URL: https://clck.ru/dZPG2 (дата обращения: 10.01.2023).

2. ВКонтакте — группа проекта «Всегда живой церковнославянский» ВКонтакте. URL: https://vk.com/vsegda.zhivoy (дата обращения: 10.01.2023).

3. Официальный сайт — официальный сайт проекта «Всегда живой церковнославянский». URL: https://taplink.cc/vsegdazhivoy (дата обращения: 10.01.2023).

4. Подкаст — подкаст проекта «Всегда живой церковнославянский». URL: http://vsegdazhivoy.mave.digital (дата обращения: 10.01.2023).

5. Просветительский центр — официальная группа Просветительского центра Сретенского монастыря в «ВКонтакте». URL: https://vk.com/ilarioncentr (дата обращения: 10.01.2023).

6. Статьи — Статьи о церковнославянском языке. URL: https://pravoslavie.ru/83341.html (дата обращения: 10.01.2023).

7. Телеграм — telegram­канал проекта «Всегда живой церковнославянский». URL: https://t.me/vsegdazhivoy (дата обращения: 10.01.2023).

8. ФГОС ВО — Приказ Министерства науки и высшего образования Российской Федерации от 25.08.2020 № 1110 «Об утверждении федерального государственного образовательного стандарта высшего образования — бакалавриат по направлению подготовки 48.03.01 Теология». URL: http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001202009150026 (дата обращения: 10.01.2023).

9. ЦОС ВДО — Церковный образовательный стандарт высшего духовного образования специалиста в области православного богословия (семинария). URL: https://clck.ru/dZECr (дата обращения: 10.01.2023).

10. Яндекс. Дзен — канал «Яндекс. Дзен» проекта «Всегда живой церковнославянский». URL: https://zen.yandex.ru/id/615307d825228d65dd5a7296 (дата обращения: 10.01.2023).

Литература

11. Алипий Гаманович (1997) — Алипий (Гаманович), иером. Грамматика церковнославянского языка. СПб.: ОАО «С.Петерб. тип. № 6», 1997.

12. Андрей Эрастов (2007) — Андрей (Эрастов), иером. Грамматика церковно­славянского языка. Конспекты. Упражнения. Словарь. СПб.: Библиополис, 2007.

13. Архипова (2015а) — Архипова И. Г. Церковнославянский язык для детей: пособие для учителей. Долгопрудный: Новолетие, 2015. 

14. Архипова (2015б) — Архипова И. Г. Церковнославянский язык для детей: рабочая тетрадь. Долгопрудный: Новолетие, 2015.

15. Архипова (2016) — Архипова И. Г. Церковнославянский язык для детей: учебное пособие. Долгопрудный: Новолетие, 2016.

16. Афанасьева — Афанасьева Н. Учебник церковнославянского языка. URL: http://www.blagogon.ru/biblio/232 (дата обращения: 05.01.2023).

17. Бугаева, Левшенко (2011) — Бугаева И. В., Левшенко Т. А. Церковнославянский язык: учебные грамматические таблицы. М.: Изд-во МП РПЦ, 2011.

18. Буцких (2020) — Буцких Н. В. Церковнославянский язык древнерусских памятников XI–XVIII вв. СПб.: Первый ИПХ, 2020.

19. Всегда живой (2022) — Всегда живой церковнославянский. Очерки по литургической поэзии. Печоры: Изд-во Свято­-Успенского Псково­Печерского мря, 2022.

20. Воробьева (2008) — Воробьева А. Г. Учебник церковнославянского языка. М.: ПСТГУ, 2008. 

21. Изотов (2001) — Изотов А. И. Старославянский и церковнославянский языки. Грамматика, упражнения, тексты: Учебное пособие для средних и высших учебных заведений. М.: ИОСО РАО, 2001.

22. Кондратьев (2012) — Кондратьев Ю. А. Церковнославянский язык. Фонетика. Графика. Орфография. Пунктуация: учебное пособие. СПб.: Реноме, 2012.

23. Кондратьев (2013) — Кондратьев Ю. А. Церковнославянский язык. Морфология. Ч. 1: учебное пособие. СПб.: Реноме, 2013.

24. Кондратьев (2015) — Кондратьев Ю. А. Церковнославянский язык. Морфология. Ч. 2. СПб.: Реноме, 2015.

25. Кравцова (2016) — Кравцова М. Ю. Церковнославянский язык: учебное пособие. М.: Этносфера, 2016.

26. Людоговский, Плякин (2009) — Людоговский Ф., свящ., Плякин М., диак. Литургические языки в Slavia Orthodoxa: современная ситуация // Славянский альманах. М.: Индрик, 2009. С. 381–399.

27. Маршева (2009) — Маршева Л. И. Церковнославянский язык. Орфография церковнославянского языка. Теоретический очерк. Упражнения. М.: Изд-во Сретенского мря, 2009.

28. Маршева (2010) — Маршева Л. И. Церковнославянский язык. Местоимение. Теоретический очерк. Упражнения. М.: Изд-во Сретенского мря, 2010.

29. Маршева (2014) — Маршева Л. И. Церковнославянский язык. Имя существительное. Теоретический очерк. Упражнения. М.: Изд-во Сретенского мря, 2014.

30. Маршева (2016а) — Маршева Л. И. Церковнославянский язык. Имя прилагательное. Теоретический очерк. Упражнения. М.: Изд-во Сретенского мря, 2016.

31. Маршева (2016б) — Маршева Л. И. Церковнославянский язык. Причастие. Теоретический очерк. Упражнения. М.: Изд-во Сретенского мря, 2016.

32. Маршева (2018) — Маршева Л. И. Церковнославянский язык. Начальные сведения. Теоретический очерк. Упражнения. М.: Изд-во Сретенского мря, 2018.

33. Маршева (2020) — Маршева Л. И. Церковнославянский язык. Глагол. Теоретический очерк. Упражнения. Псков: Изд-во Псково­Печерского мря, 2020.

34. Матвеева и др. (2021) — Матвеева О. А., Протасова А. В., Серегина Е. Е. Церковнославянский язык. Практикум. М.: ПСТГУ, 2021.

35. Методические рекомендации (2021) — Методические рекомендации по разработке основных образовательных программ подготовки бакалавров и магистров теологии (направленность «Православная теология»). М.: ПСТГУ, 2021.

36. Миронова (2014) — Миронова Т. Л. Церковнославянский язык. М.: Изд-во МП РПЦ, 2014.

37. Мороз (2016) — Мороз А. Б. Учебник церковнославянского языка. М.: Гранат, 2016.

38. Плетнева, Кравецкий (2013) — Плетнева А. А., Кравецкий А. Г. Церковно­славянский язык: академический учебник. М.: Аст­-Пресс Книга, 2013.

39. Ремнева и др. (1999) — Ремнева М. Л., Савельев В. С., Филичев И. И. Церковнославянский язык: Грамматика с текстами и словарем. М.: Изд-во Московского унта, 1999.

40. Супрун (1998) — Супрун В. И. Церковнославянский язык: учебник для школ. Волгоград: Кооператив «Книга», 1998.

41. Трапезникова (2021) — Трапезникова О. А. Церковнославянский язык: учебное пособие для вузов. М.: Юрайт, 2021.

42. Трубицына (2021) — Трубицына Г. И. Конспект по церковнославянскому языку. М.: ПСТГУ, 2021.

43. Хабургаев (1974) — Хабургаев Г. А. Старославянский язык. М.: Просвещение, 1974.