Евгеника после Второй мировой войны

Московская Сретенская  Духовная Академия

Версия для слабовидящих

Евгеника после Второй мировой войны

349



Аннотация. В данной статье раскрывается содержание понятия «евгеника», излагаются основные этапы становления данного явления от истоков до современности. Особое внимание автор уделяет персоналиям, внесшим существенный вклад в развитие евгеники после Второй мировой войны. В статье также излагается отношение различных христианских деноминаций к евгенике. В конце статьи автор формулирует православный взгляд на проблематику вопроса, выделяя методы евгеники, которые не могут быть приняты Православной Церковью.

Под евгеникой понимается учение и набор практик, направленных на улучшение генетических качеств человеческой популяции [Galton Francis 1904. V. 70. Is. 1804: P. 82]. Иными словами, евгеника — это набор средств и методов для осуществления селекции человека с целью улучшения его наследственных свойств.

В своих теоретических и практических построениях евгенисты (так называются сторонники евгеники) опираются на достижения различных научных дисциплин. Это позволяет им воспринимать евгенику как объединение наук, целью которого является управление человеческой эволюцией. В качестве иллюстрации этого подхода на Второй международной конференции по евгенике 1921 г. ими был использован логотип, изображающий евгенику в виде дерева, объединяющего различные науки [Currell, Cogdell 2006: 203].

Все попытки евгенистов воздействовать на человеческий генофонд сводятся к двум направлениям [Paul 2003: 230]:

1.   Отрицательная евгеника, заключающаяся в прекращении воспроизводства людей, считающихся низшими, которые имеют наследственные заболевания или дефекты.

2. Положительная евгеника, целью которой является содействие воспроизводству людей, считающихся превосходящими, обладающими ценными для общества признаками (такими как отсутствие наследственных заболеваний, хорошее физическое развитие, высокий интеллект и т. п.).

Отправной точкой для появления того, что впоследствии получит название «евгеника», является публикация в 1859 г. Чарльзом Дарвином своей книги «Происхождение видов путем естественного отбора». Двоюродный брат автора Фрэнсис Гальтон под влиянием этой книги становится биологом и посвящает всю оставшуюся жизнь изучению вариаций в человеческих популяциях и их последствий [Ibid.: 214–216].

Исследования Гальтона за последующие два десятилетия охватывают множество аспектов человеческих различий: от умственных характеристик до роста, от изображений лица до отпечатков пальцев. Первоначальной целью являлось установление факта передачи человеческих способностей по наследству. Впоследствии цель трансформировалась в научно-философское обоснование необходимости пресечения размножения людей с негативными биологическими и социальными признаками, а также необходимости применения методов селекции для увеличения положительных признаков в человеческой популяции. В итоге Гальтон в 1883 г. дает своей теории название «евгеника» (от др.-греч. εὐγενής — хорошего рода, благородный) [Ibid.: 229–231].

Здесь стоит отметить, что в своих поисках того, что помогает улучшать человеческую популяцию, Фрэнсис Гальтон касался и религиозных вопросов. В частности, он проводил исследования силы молитвы и пришел к выводу, что она не имеет никакого значения из-за ее нулевого воздействия на продолжительность жизни тех, за кого молятся [Galton 1872. V. 12: 125– 135].

Евгеника была поддержана современными Гальтону научными кругами и стала академической дисциплиной, преподававшейся во многих колледжах и университетах, что привело к открытию в 1907 г. Британского общества евгенического образования. Затем евгеника была организована на международном уровне через Международную федерацию евгенических организаций. Далее последовали три международные евгенические конференции и, как итог, к 30-м гг. XX в. евгеника была внедрена в государственные политики почти всех европейских стран, а также США, Канады, Бразилии, Японии и др. [Baker 2014. V. 27. Is. 2: 281–302].

В наибольшей степени евгеника получила развитие в государственных программах нацистской Германии. Методы отрицательной евгеники легли в основу расовой гигиены, предусматривающей вначале стерилизацию, а затем физическую ликвидацию «недочеловеков»: евреев, цыган, славян, арийских полукровок. Эти же методы применялись в государственной программе Т-4, предусматривающей вначале стерилизацию, а впоследствии ликвидацию людей с отклонениями в развитии, душевнобольных и нетрудоспособных более пяти лет. Последнее обосновывалось тем, что такие люди являются обузой для общества, которое должно платить деньги за содержание тунеядца [Torrey, Yolken 2009. Sept. 16: 1–7].

Методы положительной евгеники применялись в государственной организации «Лебенсборн», под эгидой которой происходило зачатие и воспитание в детских домах детей от служащих СС, не содержащих «примесей» неарийской крови у их предков. Отбор будущих матерей Лебенсборн был менее строгим, так как, следуя учению Фрэнсиса Гальтона, женщина рассматривалась как простой проводник для передачи желаемых черт от отца к сыну [Albanese 2006: 25–44].

Несмотря на дискредитацию евгеники и ее методов нацистской Германией, она сохранилась и после Второй мировой войны. Главными ее центрами стали Великобритания, Соединенные Штаты Америки, скандинавские страны и Новая Зеландия. Например, Британское евгеническое общество, основанное еще Фрэнсисом Гальтоном, долгое время сохраняло свое название и изменило его на институт Гальтона только в 1989 г. под давлением общественности. Журнал «Евгеническое обозрение» был переименован в «Обозрение Гальтона» несколько раньше, в 1968 г. [Bland, Hall 2010: 212–227]. Евгенические законы также отменялись весьма неспешно. Так, британский «Закон о психической неполноценности», разрешавший сегрегацию тех, кто был отнесен к «умственно отсталым» или «моральным дегенератам», был отменен только в 1959 г. [Ibid.].

С 1960-х гг. Британское евгеническое общество лишилось большей части поддержки своей деятельности и переключило свое внимание на проблему рождаемости и контроля численности населения в странах Третьего мира [Ibid.]. После ряда скандалов, связанных с программами по сокращению рождаемости, общество преобразовалось в институт Гальтона (1989), который в 2021 г. был переименован в «Генетический форум Адельфи» [About Adelphi Genetics Forum // URL: https://adelphigenetics.org/about/]. После Второй мировой войны Американское евгеническое общество было переименовано в Общество изучения социальной биологии, а Американская лига контроля над рождаемостью — в Международную ассоциацию планирования семьи [Chen 1997: 181]. На территории США программы принудительной стерилизации социально неблагополучных людей (бродяг, алкоголиков) осуществлялись до 1963 г. Всего более 64 000 человек были принудительно стерилизованы в соответствии с евгеническим законодательством [McWhorter 2009: 377].

Позитивные евгеники, которые пропагандировали деторождение среди наиболее приспособленных членов общества, до 1960-х гг. всячески мотивировали и понуждали женщин из среднего и высшего класса рожать больше детей, в том числе отказывая им в применении методов контроля над рождаемостью [Critchlow 1999: 15]. С 1970-х основная деятельность Американского евгенического сообщества направлена на развитие генной инженерии [Wyke 1994. V. 330. Nо 7855: 13–15].

После Второй мировой войны центром евгеники в континентальной Европе стали скандинавские страны. Главной исследовательской базой стал Шведский государственный институт расовой биологии, переименованный в 1958 г. в Государственный институт генетики человека [Ericsson 2020. V. 46: 125–148]. Методы отрицательной евгеники в скандинавских странах применялись до середины 1970-х гг. В частности, в Швеции до этого времени принудительной стерилизации подверглось примерно 63 000 человек [Andrén 2000: 32]. В Финляндии за этот же срок было стерилизовано более 7500 человек [Forsius 1999. V. 15: 2065]. С 1970-х гг. основная деятельность Шведского евгенического сообщества (так же, как и в США) направлена на исследование генома человека.

В конце XX в. значение евгеники снова стало возрастать в связи с развитием генетики, а также ростом социальных и демографических проблем. В итоге новозеландским специалистом по биоэтике Николасом Агаром в 2004 г. было введено понятие новая или либеральная евгеника [Agar 2004]. Новая евгеника выступает за улучшение характеристик и способностей человека за счет использования репродуктивных технологий и генной инженерии человека. Она стремится отмежевать себя от тех форм евгеники, которые практиковались и пропагандировались в XX в. и которые приобрели дурную славу после Второй мировой войны.

Новая евгеника отличается от предыдущих версий своим акцентом на осознанный родительский выбор, а не на принудительный государственный контроль. Она поддерживает генетическую модификацию или генетический отбор индивидуумов по признакам, которые, как предполагается, улучшают благосостояние людей. Основная идея заключается в улучшении генетической основы будущих поколений и снижении частоты генетических заболеваний и других нежелательных признаков. Основным методом является отбор эмбрионов человека и их улучшение с помощью генетических технологий, таких как инженерия эмбрионов или генная терапия. Также к методам новой евгеники относится пренатальная (то есть дородовая) диагностика эмбриона, позволяющая установить наличие у развивающегося плода широкого спектра наследственных заболеваний или хромосомных аберраций [King 1999. V. 25. Is. 2: 176–182].

Если говорить об отношении к евгенике христианских сообществ, то сначала идеи евгеники были благоприятно восприняты Англиканской и Католической церквами. Этому способствовал тот факт, что с целью своей популяризации Британское общество евгенического образования и Американское евгеническое общество обратились за поддержкой к ведущим священнослужителям и составили свои послания таким образом, чтобы соответствовать религиозным идеалам [Baker 2014. V. 27. Is. 2: 281–302].

В 1909 г. англиканские священнослужители Уильям Инге и Джеймс Пейл писали статьи для Британского общества евгенического образования. Инге, будучи также членом Британской академии, был последовательным евгеником и много писал на эту тему. В своей книге «Откровенные эссе» он посвятил этому вопросу целую главу. Его взгляды включали в себя то, что государство должно решать, каким парам разрешено иметь детей. Со стороны католиков евгенические идеи встретили противодействие, в особенности когда Британское общество евгенического образования попыталось убедить правительство Великобритании легализовать принудительную стерилизацию [Ibid.].

Американское евгеническое общество первоначально обрело некоторых католических сторонников. В частности, католический архиепископ Нью-Йорка Патрик Джозеф Хейс одобрил проведение Международной конференции по евгенике в 1921 г., на которую в качестве докладчика был приглашен в том числе Уильям Инге [Ibid.]. Но католическая поддержка евгеники во всем мире резко уменьшилась, когда в 1930 г. Папа Пий XI издал энциклику Casti connubii, в которой осудил принудительную стерилизацию и евгенические законы, запрещавшие тем, кого считали «непригодными», вступать в брак и иметь детей [Pope Pius XI. 1930].

Русское евгеническое общество было основано академиком Николаем Константиновичем Кольцовым в 1920 г. при Институте экспериментальной биологии [Кольцов 1921. № 6: 19]. Друг академика Кольцова генетик Юрий Александрович Филипченко открыл в 1921 г. Бюро по евгенике при Академии наук [Филипченко 1922. № 1: 1–4]. Важной особенностью этих евгенических организаций является то, что они продвигали исключительно методы положительной евгеники. Русское евгеническое общество прекратило свою деятельность в 1929 г., когда началось наступление правительства СССР на «старую» профессуру и все крупные биологи были признаны авторами «вредительских теорий» [Бабков 2008: 148–149]. Не подвергшиеся гонениям участники Общества продолжили свою работу в Обществе по изучению расовой патологии и географического распространения болезней, которое занималось проблематикой в рамках узких научных дисциплин в области медицины и генетики, не доходя до философско-идеологических обобщений [Там же: 151].

В настоящее время часть современных российских генетиков пытается встроиться в мировое движение «Новой евгеники» и даже открыто рассуждает о появлении у человечества возможности выбора генетического материала в «генетическом супермаркете» [Янковский 2003. № 7–8: 16–21], что не может не вызывать особую озабоченность. Важно, чтобы все действия человечества не выходили за пределы этики и морали, потому что незначительное изменение этических границ может нанести серьезный вред будущему общества. Русская Православная Церковь выражает серьезную озабоченность бурным развитием биомедицинских технологий, лежащих в основе методов новой евгеники, так как «невозможно получить ответ на возникающие при этом нравственные проблемы в рамках традиционной медицинской этики» [Основы социальной концепции Русской Православной Церкви XII: 1]. В частности, ЭКО и большинство видов вспомогательных репродуктивных технологий вызывают неприятие, так как предполагают намеренное разрушение «избыточных» эмбрионов [Там же: XII, 4]. Это наравне с абортом является убийством нерожденного ребенка, так как человеческая жизнь начинается в момент зачатия, и с этого времени «всякое посягательство на жизнь будущей человеческой личности преступно» [Там же: XII, 2]. Также Церковь не приемлет проверку эмбрионов перед переносом в утробу матери на предмет хромосомных аномалий или генетических дефектов с целью выбора родителями более «перспективных» эмбрионов. Каждый эмбрион должен иметь возможность родиться на свет, а супругам следует быть готовыми воспитывать любого ребенка, в том числе и ребенка-инвалида [Проект документа Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви «Этические проблемы, связанные с методом Экстракорпорального оплодотворения». URL: http://www.patriarchia.ru/ db/text/5768019.html].

Стоит отметить и еще один аспект методов новой евгеники: они доступны только богатым и потенциально создают большой разрыв в обществе между богатыми и бедными не только по имущественному статусу, но и по внешнему виду и физическим способностям. Также существуют опасения, что совершенствование репродуктивных технологий и их широкое внедрение может привести к девальвации семейных ценностей и разрушению семейно-брачных отношений [Там же].

Епископ Петергофский Силуан (Никитин)

Силуан (Никитин), епископ Петергофский. Евгеника после Второй мировой войны // Сретенское слово. Москва : Изд-во Сретенской духовной академии, 2023. № 2 (6). С. 77–88.

Литература

Бабков В. В. Заря генетики человека. Русское евгеническое движение и начало генетики человека. Москва : Прогресс-Традиция, 2008. 796 c.

Кольцов Н. К. Русское Евгеническое Общество при Институте Экспериментальной Биологии // Наука и ее работники. 1921. № 6.

Основы социальной концепции Русской Православной Церкви // Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/419128.html (дата обращения: 15.06.2023).

Проект документа «Этические проблемы, связанные с методом Экстракорпорального оплодотворения» // Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru. URL: http://www.patriarchia.ru/db/ text/5768019.html (дата обращения: 15.06.2023).

Филипченко Ю. А. Бюро по евгенике // Известия Бюро по евгенике. 1922. № 1.

Янковский Н. К. Генетический супермаркет: проблема выбора // Химия и жизнь. 2003. № 7–8.

About Adelphi Genetics Forum // Adelphi Genetics Forum – Promoting research and public understanding in the field of human heredity. URL: https://adelphigenetics.org/about/ (дата обращения: 16.05.2023).

Agar, Nicholas. Liberal Eugenics: In Defence of Human Enhancement. Malden, MA : Wiley-Blackwell, 2004. 216 p.

Albanese, Patrizia. Mothers of the Nation: Women, Families and Nationalism in Twentieth-Century Europe. Toronto : University of Toronto Press, 2006. 231 p.

Andrén, Carl-Gustaf. Steriliseringsfrågan i Sverige, 1935–1975: Historisk belysning. Kartläggning. Intervjuer. Stockholm : Statens offentliga utredningar från Socialdepartementet, 2000. 355 p.

Arno, Forsius. Eugeniikka // Suomen Lääkärilehdessä. 1999. Vol. 15.

Baker, Graham. Christianity and Eugenics: The Place of Religion in the British Eugenics Education Society and the American Eugenics Society, c.1907– 1940 // Social History of Medicine. 2014. Vol. 27. Is. 2.

Bland, Lucy; Hall, Lesley. Eugenics in Britain: The View from the Metropole // The Oxford Handbook of the History of Eugenics / Ed. by Alison Bashford, Philippa Levine. Oxford : Oxford University Press, 2010.

Chen, Constance. The Sex Side of Life: Mary Ware Dennett’s Pioneering Battle for Birth Control and Sex Education. Chicago : The New Press, 1997. 368 p.

Critchlow, Donald. Intended Consequences: Birth Control, Abortion, and the Federal Government in Modern America. New York : Oxford University Press, 1999. 296 р.

Currell, Susan; Cogdell, Christina. Popular Eugenics: National Efficiency and American Mass Culture in the 1930s. Athens, Ohio : Ohio University Press, 2006. 424 p.

Ericsson, Martin. What happened to ‘race’ in race biology? The Swedish State Institute for Race Biology, 1936−1960 // Scandinavian Journal of History. 2020. Vol. 46.

Galton, Francis. Eugenics: Its Definition, Scope, and Aims // Nature. 1904. Vol. 70. Is. 1804. P. 82.

Galton, Francis. Statistical Inquiries into the Efficacy of Prayer // Fortnightly Review. 1872. Vol. 12.

King D.S. Preimplantation genetic diagnosis and the ‘new’ eugenics // Journal of Medical Ethics. 1999. Vol. 25. Is. 2.

McWhorter, Ladelle. Racism and Sexual Oppression in Anglo-America: A Genealogy. Bloomington : Indiana University Press, 2009. 422 p.

Paul, Diane B. Darwin, Social Darwinism, and Eugenics // The Cambridge Companion to Darwin / Ed. by Jonathan Hodge, Gregory Radick. Cambridge : Cambridge University Press, 2003.

Pope Pius XI. Casti connubii. Vatican : Officina libraria editoria Vaticana, 1930. 42 p.

Torrey E.F., Yolken R.H. Psychiatric Genocide: Nazi Attempts to Eradicate Schizophrenia // Schizophrenia Bulletin. 2009. September 16.

Wyke, Alexandra. Engineering health // The Economist. 1994. Vol. 330. No. 7855.