Об отношении христианской Церкви к естественным наукам в 1-м тысячелетии

Московская Сретенская  Духовная Академия

Об отношении христианской Церкви к естественным наукам в 1-м тысячелетии

717



Проблема отношения к античной культуре была одной из главнейших для христианских богословов с самых первых веков христианства. Резко отрицательно относясь к язычеству, отцы и учителя Церкви вполне положительно относились к научным открытиям греков и римлян. Более того, они очень высоко ценили их достижения, а, например, св. Иустин Философ даже считал лучших греческих ученых и философов христианами до Христа [1].

Однако, к сожалению, среди простого народа все больше распространяется мнение, что христианину не нужны ни науки, ни философия, достаточно лишь верить во Христа и соблюдать Его заповеди. Против этого заблуждения резко высказываются многие отцы Церкви (свт. Григорий Богослов, блаж. Августин, преп. Иоанн Дамаскин и др.). Особенно опасным, как пишет блаж. Августин, бывает невежество христиан в научных вопросах. Ведь если такой человек начнет дискутировать с атеистом или язычником и покажет при этом свое полное незнание всем хорошо известных научных истин, или, что гораздо хуже, начнет говорить якобы от лица Церкви научную чушь, то он тем самым просто оттолкнёт от христианства этого человека, а саму Церковь представит как собрание неучей и мракобесов [2].

Почему же тогда, при столь уважительном отношении к науке, не было ее развития? И вопрос здесь не только в том, что занятия наукой имеют гораздо меньшую ценность в глазах Церкви, чем спасение. Вопрос в другом. Мы сейчас настолько привыкли к концепции прогресса что общество должно развиваться, что должны делаться научные открытия и что с каждым годом человечество становится более образованным, технически оснащенным и т.п., что представить себе другое отношение к истории просто невозможно. Однако в античности было совсем другое понимание истории. Лучшее – позади, Золотой век в прошлом, в будущем будет только хуже, люди будут глупее и т.п. Даже св. Иустин Философ доказывает большую истинность христианства по сравнению с язычеством большей древностью. Ранние христиане – это те же античные люди, с тем же чувством истории. Поэтому прогресса в науке быть не может, считали они, может быть лишь изучение того, что создано великими предшественниками. Наука представлялась полностью законченной (ситуация, схожая с мнением великого английского физика лорда Томсона, также считавшего физику совершенно законченной к концу XIX в.).

Однако отцы Церкви не просто интересовались наукой, но даже выдвигали интересные и удивительные научные гипотезы, подтвержденные только современной наукой. Так, например, свт. Василий Великий выдвигает гипотезу о возможности существовании света без источника, как это было, в частности, при начальной фазе возникновении мира. Кроме этого, он рассуждает о величине Солнца и приходит к выводу, что это «небесное светило… велико и до бесконечности больше, нежели каким представляется [3]. Блаж. Августин фактически предвосхищает современное научное учение о возникновении времени вместе с вселенной: «…нет никакого сомнения, что мир сотворен не во времени, но вместе с временем» [4].

Одним из наиболее распространенных заблуждений среди современных людей является мнение, что в Средние века Церковь придерживалась мнения о том, что Земля имеет плоскую форму. У отцов Церкви в научных вопросах, как правило, не было разногласий с античными учеными. Не является исключением и вопрос о форме Земли. Еще Аристотель доказал, что Земля имеет шарообразную форму. В полном согласии с ним свт. Григорий Нисский добавляет и свои аргументы, что если бы Земля имела бы плоскую форму, то день и ночь наступали бы в одно и то же время на всей Земле [5]. Точно так же не сомневался в шарообразности Земли и великий отец Церкви блаж. Августин, единственный вопрос, по которому он занимает иную позицию, это существование антиподов [6].

Еще одним очень распространенным мифом является убеждение, что Церковь не только не благословляла занятие наукой, но преследовала и даже убивала ученых. Правда, привести какие-то факты многочисленных казней никто не может. Лишь один случай постоянно муссируют – убийство александрийской женщины-математика Гипатии (350-415). Да, отрицать убийство Гипатии невозможно. Но по каким причинам, за что и по чьему приказу оно было совершено – вот в чем вопрос. Одно можно сказать наверняка: как об этом пишет церковный историк Сократ Схоластик, инициативы св. Кирилла Александрийского здесь не было, да и преследования за науку, скорее всего, тоже [7].

Христиан обвиняют в поджоге Александрийской библиотеки. Однако пожаров было несколько. Первый раз библиотека горела в 48-47 гг. до Р.Х. во время гражданской войны в Египте, в которой участвовали войска Рима под руководством Юлия Цезаря. Второй раз библиотека горела в 273 г. при императоре Аврелиане, который разрушил и сжёг библиотеку при взятии Александрии, подавляя мятеж царицы Зенобии. Последние остатки рукописей погибли в VII-VIII вв., когда Александрия была захвачена арабами-мусульманами.

Тем более непонятно, зачем было сжигать библиотеку в Александрии и оставить другую крупнейшую библиотеку – Императорскую библиотеку в Константинополе, в которой вплоть до разграбления ее западными крестоносцами и окончательного разрушения турками-османами хранилось множество античных книг. Вообще можно сказать, что в плане образования Византия была достойной преемницей Древней Греции, а, возможно, даже превзошла последнюю. Начальное образование было широко доступно не только в городах, но даже и в сельской местности. Поэтому грамотность в Византии была гораздо более распространена, чем в Западной Европе, по крайней мере до XII века [8]. В монастырях монахи во исполнение послушания также занимались переписыванием книг. А переписывали они, разумеется, те книги, которые были одобрены Церковью. По этой причине у нас нет книг осужденных Церковью еретиков – Нестория, Ария, Савеллия, Севира и др., ведь чтение их не благословлялось. Понятно поэтому, почему у нас есть книги Платона и Аристотеля, Софокла и Еврипида и др., ведь другого способа сохранить их, кроме переписывания, одобряемого Церковью, не существовало.

Лега Виктор Петрович

Лега В. П. Об отношении христианской Церкви к естественным наукам в 1-м тысячелетии // Труды 63-й Всероссийской научной конференции МФТИ. 23–29 ноября 2020 года

Литература

1.     Иустин Философ, св. Апология II, 13 // Творения. М., 1995. С. 119.

2.     Августин блаж. О книге Бытия I, 19 // Августин, блаж. Творения: В 4 т. Т.2. СПб., Киев, 2000. С. 335-336.

3.     Василий Великий, свт. Беседы на шестоднев, VI, 9 // Василий Великий, свт. Творения. Т.1. М., 2008. С. 269.

4.     Августин, блаж. О граде Божием XI,6 // Августин, блаж. Творения: В 4 т. Т.4. СПб., Киев, 1998. С. 471.

5.     Григорий Нисский, свт. Слово о душе и воскресении // Григорий Нисский, свт. Творения: В 8 т. Т. 4. М., 1862. С. 248.

6.     Августин, блаж. О граде Божием XVI,9 // Августин, блаж. Творения: В 4 т. Т.4. СПб., Киев, 1998. С. 124125.

7.     Сократ Схоластик. Церковная история. М., 1996. 279-280.

8.     Nedelsky S. Education // The Encyclopedia of Eastern Orthodox Christianity. Oxford, 2011. P. 215.