Человеческая душа сквозь призму этики

Московская Сретенская  Духовная Академия

Человеческая душа сквозь призму этики

980



Можно лишь удивляться тому, как наука психология, которая самим своим названием обязана душе, устойчивым образом уклоняется от включения души в предмет исследований. Объективно же вокруг понятия «душа» было бы логично ждать появления «Энциклопедии», где были бы представлены историко-философские, историкобогословские наработки, научная и обыденная лексика. Вместе с тем понятия «великодушие», «малодушие», «равнодушие», «бездушие», не входящие в терминологический аппарат психологии, естественны для этической картины мира. Именно этика по своему статусу призвана осмысливать такие жизненно важные сюжеты,  как  уважение,  гнев, грех, зависть, ответственность, счастье, любовь, жалость, сомнение, молитва, доверие, бескорыстие, обида, мечта, которые, собственно, и наполняют человеческую душу. Вот почему автор видит возможность выстраивания многомерной матрицы понимания души совместными усилиями гуманитариев — этиков, богословов, психологов. На основе таких совместных усилий смогут быть аргументированно представлены возможности достойного включения человека разумного и совестного в реальный мир.

Душа. Попробуем приблизиться к этому понятию с разных сторон. Насколько известно, уже само название науки психологии дает нам серьезные надежды на конкретную информацию по затронутой теме (греч. psyche = душа + logos = слово, учение, мысль). В. И. Даль, в частности, писал, давая определение психологии: «Душесловие, наука о душе, учение о сущности и свойствах души, психология» [Даль 1956. Т. I: 506];

«ПСИХОЛОГИЯ греч. душесловие, наука о душе, о духовной жизни человека во плоти» [Там же. Т. III: 534]. Так что с оптимизмом открываю современную солидную «Психологическую энциклопедию». Вижу там статьи «Дифференциальные тесты способностей», «Дневные дошкольные центры», «Дневные стационары», «Добрачное консультирование», «Доверительные границы», «Дома “на полпути”», «Домашние любимцы», «Доминантные и рецессивные гены» [Психологическая энциклопедия 2003: 189–192]. И всё — буква «Д» закончилась. Ни тебе «Души», ни «Душевных болезней», ни «Душевных терзаний», ни «Душеполезных занятий», нет того слова, благодаря которому сама наука психология возникла! Уже не удивляюсь, что нет в указанном толстенном издании (1095 страниц!) ни слов Великодушие, ни Бездушие, ни Малодушие, ни Равнодушие. Нет там и понятий Характер, Бесхарактерность. Ну, нет так нет. Не мне определять то, в какой степени психологическая наука выполняет свое основное изначальное предназначение, а в какой ее можно было бы назвать отступницей. Охотно допускаю, что кто-то найдет не меньше «недоумений», всматриваясь в свод ключевых научных категорий, которые раскрыты в каком-нибудь новейшем этико-философском справочном издании, например «Этика: Энциклопедический словарь». Слово Душа в нем не отражено, как нет на его страницах и статей про понятия Равнодушие, Малодушие, Великодушие, Бездушие [Этика: Энциклопедический словарь 2001]. Могу признаться, нет у меня объяснений, почему же так получилось, что в изданном задолго до только что упомянутой книги «Словаре по этике» [Словарь по этике: 1989], хотя тоже не было объяснений словам Душа, Равнодушие и Бездушие, но были представлены вполне четкие и доходчивые статьи на темы «Великодушие» и «Малодушие» [Там же: 37, 170]. Главное, вынужден констатировать, не было и в «Словаре по этике» самого´ ключевого слова Душа. Хотя если быть объективным и вдумчивым, то уже вокруг одного понятия «Душа» следовало бы ждать появления добротной ЭНЦИКЛОПЕДИИ, в которой были бы представлены многие историко-философские, историко-богословские наработки, важные и вполне доступные пониманию не только продвинутых специалистов. Кстати, если бы и коллеги-психологи данной темой заинтересовались, им бы тоже было что высказать со своей профессиональной точки зрения о природе, структуре, способностях, сильных и слабых сторонах души, ее энергетике, ее разнообразных деятельностных и эмоциональных проявлениях, возможностях ею управлять со стороны субъекта и извне. В общем, на настоящий момент можно только удивляться, что подобная «Энциклопедия души» пока не возникла.

Впрочем, нужно отдать должное честным психологам; например, Владимир Петрович Зинченко прямо отмечал: «Душу изгнали из психологии, потому что ее не нашли в мозгу. Но странным образом, — продолжает авторитетнейший автор, — для таких  сил  души,  как  сознание и мысль, в нем нашлось место» [Зинченко 2009. Т. 6. № 2: С. 4]. Итак, предлагаемый текст вовсе не претендует на программный доклад для инструктажа авторского коллектива «ЭНЦИКЛОПЕДИИ ДУШИ» и даже на план проспект единоличной монографии. Задача на этот раз куда скромнее: самым беглым образом обозначить смысловое поле понятия, делая упор, как заявлено в заглавии, именно на этические аспекты темы.

Когда будет создана упомянутая выше «Энциклопедия души», несомненно, важное место в ней займут все наиболее важные как развернутые рассуждения, так и отдельные меткие высказывания о душе мыслителей разных эпох.

Например, по Гераклиту, душа есть способное к ощущению испарение. Ей присущ самообогащающийся логос [Антология 1969. Т. 1. Ч. 1: 278]. По Демокриту, «В зеркалах видны черты внешности, а в общении — характер души» [Лурье 1970: 366].

Сократ считает, что, поскольку душа есть единственно бессмертное в нас, она требует особой заботы [Платон 1970: 26].

В понимании Платона душа — это то, что само себя движет, причина жизненного движения существ [Платон 1986: 427].

Аристотель среди многих интереснейших, важнейших наблюдений о душе указывает, что в ней находятся движения чувств, предрасположенности и состояния [Аристотель 1983: 306]. А еще раньше в том же сочинении прямо писал, что «назначение человека — деятельность души, согласованная с суждением» [Там же: 64].

Тертуллиан называл ум орудием души [Тертуллиан. URL: https:// azbyka.ru/otechnik/Tertullian/o-dushe/ (дата обращения: 29.01.23)].

Трудно заранее предсказать конкретные варианты, но в «Энциклопедию души» всенепременно должны быть включены материалы из Библии. Причем не просто включены, а отсортированы. Дело не в статистике — сколько раз в каком падеже упоминается слово «душа», насколько чаще или реже звучит душа моя или его, наша, ваша. Речь о нравственнопсихологическом содержании переживаний, о том, что душу можно сберечь-спасти и потерять-погубить, о том, что душу можно очищать и можно осквернять. Душа может прилепиться к чему-то, а от чего-то отвратиться. Радоваться, скорбеть. Истомиться, насытиться. Изнывать, благоволить. Уповать, преуспевать. Ключевые смыслы многих библейских словоупотреблений носят универсальный, «конвертируемый» характер: они доступны пониманию как верующих, так и неверующих.

Столь же могут быть понятны всем людям без различия в мировоззрениях многие рассуждения блж. Августина, касающиеся разных аспектов человеческой души. Вот открываю почти наугад его книгу «Исповедь», и глаз упирается в такую фразу, где автор одобрительно приводит слова Катилины «Рука и душа не должны становиться вялыми от бездействия» [Августин 1991: 80]. Или несколькими страницами далее пишет: «...эти выдумки для души, обманутой глазами» [Там же: 92]. Вообще говоря, тому, что замечает, вопрошает и утверждает Августин про душу, впору посвящать благодарные конференции философов, культурологов, педагогов, психологов, психотерапевтов, конечно же богословов. Не могу удержаться еще от одной цитаты: «пока я перехожу от тягостного голода к благодушной сытости, тут мне как раз и поставлен силок чревоугодия» [Там же: 264]. Благодушие — какая специфическая тема (!), в здешнем тексте про нее еще не говорилось, но она явно заслуживает и сконцентрированного рассуждения, и статей, и конференций, и мастер-классов (могу вполголоса сознаться: скромную попытку собраться с мыслями по этому поводу я недавно предпринимал, и есть небольшая публикация от 2021 года [Зимбули 2021]. Вряд ли испытает серьезные трудности читатель-атеист, когда будет знакомиться с рассуждениями прп. Иоанна Лествичника о том, например, как душе следует очищаться от страстей [Иоанн Лествичник 1994: 175–210], или когда будет всматриваться в то, как Фома Аквинский рассуждает о субъекте душевных страстей, о благе и зле в этих душевных страстях [Фома Аквинский 2006: 284–309].

Слова же М. Монтеня могут восприниматься и как предостережение от скоропалительного «всезнайства», и как стимул к неустанному все более и более адекватному постижению природы души. Он писал, в частности: «...как бы далеко мы ни подвинулись в познании души, мы все же никогда не узнаем ее до конца — так глубока ее сущность» [Монтень 1992: 231]. Можно и дальше продолжать приводить интересные-оригинальные и тонкие наблюдения о душе, высказанные мыслителями разных веков, представителями разных философских школ, разных религий. И вот тут как раз я хотел бы обозначить свою надежду: любая Энциклопедия по-настоящему полезна тогда, когда к ней есть вспомогательные «ключи». Для обычного читателя, пользователя информационного ресурса, в том числе для потенциального читателя «Энциклопедии души», важны не столько имена мыслителей, не годы их жизни, не названия основанных или представляемых ими школ, даже не строгие, четкие научные термины — нужны содержательные и понятные отсылы, относящиеся к наиболее существенным характеристикам, в нашем случае — человеческой души. Возвращаюсь к исходному моменту своих рассуждений. Если мы говорим о том, что тема «души» понятна-привычна для русского человека, не могли бы мы конкретизировать те самые привычные и понятные ракурсы-контексты, о которых идет речь применительно к душе?

Скажем, выше упоминались обобщающие качества души: великодушие, малодушие. Представляется вполне очевидным, что душа может быть большой, широкой, а может — мелкой или больной. Про мелкую душу встречал выражение «мелкая душонка». Однокоренных существительных к душе, образованных с помощью увеличительных суффиксов, я не встречал, типа «душина», «душища». Наверное, потому, что большие масштабные души очень редко встречаются.

Назывались характеристики субъекта обладателя души: благодушие, бездушие. К ним нужно бы добавить прямодушие и криводушие.

Думаю, не нуждаются в пояснениях такие выражения, как:

— заглянуть в душу,

— излить душу,

— лезть в душу,

— плюнуть в душу,

— снять камень с души,

— поговорить по душам.

Разве это все какие-то отвлеченные аллегории, метафоры? Разве только метафорами являются такие обороты, как

— душа замирает,

— покривить душой,

— взять грех на душу,

— открыть душу,

— вложить душу,

— брать за душу,

— душу отвести,

— рад от души,

— душа лежит (или не лежит) к чему-то,

— душа не принимает,

— с души воротит,

— жить душа в душу,

— души в ком-то не чаять?

Даже выражения «душа поет», «душа томится», «на душе тяжело», «душа не на месте», «душа в пятки ушла», «стоять над душой», «на душе кошки скребут» возникли, надо думать, не на пустом месте. 

Эх, расточительница-психология, — как можно от такого богатейшего смыслового поля отворачиваться! Верю, что наука этика в состоянии принять эти сюжеты в свой предмет. И выстроить многомерную матрицу нравственно значимых качеств + состояний + усилий +в заимоотношений.

Повторяю: данный текст можно сравнивать отнюдь не с подведением итогов, а скорее с протоколом намерений, с планом-проспектом предстоящих исследований. Таких исследований, содержанием которых будет осмысление многовариантного включения человека разумного и совестного в окружающий мир.

Есть вполне четкое понятие «телосложение». Оно характеризует человека высокий ли он или низкорослый, худощавый или полный, подтянутый или сутулый. Не удивлюсь, если возникнет столь же общепонятная синтетическая характеристика человека — «душесложение». Ведь и души разных людей вполне можно сравнивать по ценностным векторам, по масштабам эмоциональной  и  поведенческой  сопричастности.  Именно этика реально может осмысливать такие жизненно важные сюжеты, как уважение, гнев, грех, зависть, ответственность, счастье, любовь, жалость, сомнение, молитва, доверие, бескорыстие, обида, мечта, которые, собственно, и наполняют человеческую душу. Так среди крестьян долгие дореволюционные времена в ходу была пословица «Душа Божья, голова царская, спина барская» [Даль 1956. Т. I: 505].

Как даже человека-невидимку (героя Г. Уэллса) можно было увидеть лишь по нахлобученным одеждам [Уэллс. URL: https://linguabooster.com/ ru/ru/book/chelovek-nevidimka#read (дата обращения: 30.01.23)], так и невидимку-душу можно наблюдать по результатам взаимодействия человека с миром. Местом прописки-прилепленности души могут стать телевизор, холодильник, интернет, супермаркет со скидками, бонусами, кэшбеками. Ф. М. Достоевский в «Записной тетради» заметил: «Возвышенность души измеряется отчасти и тем, насколько и перед чем она способна оказать уважение и благоговение» [Собрание мыслей Достоевского 2003: 75].

Как-то в «Аргументах и фактах» мне довелось прочитать про удивление Леонида Куравлева по поводу того, что рядовые американцы не понимают, что значит «болит душа», «душа просит», «от всей души» [Шаблинская 2017. № 15]. Было бы замечательно, если бы нам удалось при помощи исконно русских слов объяснить всему миру, что скрывается за выражениями «душа-человек», «от всей души», «муж да жена одна душа», «хоть мошна пуста, да душа чиста», «положить душу за дру´ги своя´». И чтобы завершить рассуждения про то, что этика призвана помогать человеку жить по уму и по совести, хочу привести очень созвучные мне слова Платона из уже цитированных его «Определений»: философия — это «усердие души, сопряженное с правильным рассуждением» [Платон 1986: 432].

Андрей Евгеньевич Зимбули

Человеческая душа сквозь призму этики


Литература

Августин Аврелий. Исповедь. Москва : Ренессанс, 1991. Антология мировой философии. Т. 1. Ч. 1. Москва : Мысль, 1969.

Аристотель. Никомахова этика. Т. 4 // Сочинения: в 4 томах. Москва : Мысль, 1983.

Аристотель. О душе. Т. 1 // Сочинения: в 4 томах. Москва : Мысль, 1975. Афористика и карикатура. Антология Сатиры и Юмора России ХХ века. Т. 24. Москва : ЭКСМО, 2003.

Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. Москва : Гос. изд-во иностранных и национальных словарей, 1956.

Зимбули А. Е. Благодушие: нравственно-ценностные аспекты // Проблемы эффективного использования научного потенциала общества: Сб. статей по итогам Международной научно-практической конференции. Ч. 2. Стерлитамак : Агентство международных исследований, 2021.

Зинченко В. П. От потока к структуре сознания // Психология. Журнал Высшей школы экономики. 2009. Т. 6. № 2.

Лец С. Е. Почти всё. Екатеринбург : У-Фактория, 2005.

Лурье С. Я. Демокрит: Тексты. Перевод. Исследования. Ленинград : Наука, 1970.

Монтень М. Опыты: В 3 кн. Москва : Голос, 1992.

Платон. Определения // Диалоги. Москва : Мысль, 1986.

Платон. Федон // Сочинения в трех томах. Т. 2. Москва : Мысль, 1970. Преподобного отца нашего Иоанна Лествичника Лествица. Печоры : Свято-

Успенский Псково-Печерский монастырь, 1994.

Психологическая энциклопедия. 2-е изд. Санкт-Петербург : Питер, 2003. Словарь по этике. Москва : Политиздат, 1989.

Собрание мыслей Достоевского / Сост. М. А. Фырнин. Москва : ЗвонницаМГ, 2003.

Тертуллиан. О душе // URL: https://azbyka.ru/otechnik/Tertullian/o-dushe/ (дата обращения: 29.01.23).

Уэллс Г. Человек-невидимка // URL: https://linguabooster.com/ru/ru/ book/chelovek-nevidimka#read (дата обращения: 30.01.23).

Фома Аквинский. Сумма теологии. Ч. II. I. 1–48. Киев : Эльга, Ника-Центр, 2006.

Цицерон М. Т. Socratify.net // URL: https://socratify.net/quotes/mark-tulliitsitseron/22131?tag=1072 (дата обращения: 28.01.23).

Шаблинская О. Спасти мир от негодяев // Аргументы и факты. № 15. 2017. Этика: Энциклопедический словарь. Москва : Гардарики, 2001.