ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКИЙ ЯЗЫК – МЕРТВЫЙ ИЛИ ЖИВОЙ?

3 ноября 2016

Деятельность

ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКИЙ ЯЗЫК – МЕРТВЫЙ ИЛИ ЖИВОЙ?

Споры о переводе богослужений на русский язык не утихают и по сей день. В чем же ценность церковнославянского языка? Почему мы не можем от него просто отказаться, сделав церковные службы более понятными? Почему так живуч, казалось бы, «мертвый» язык? Об этом мы беседуем с Ларисой Ивановной Маршевой, доктором филологических наук, профессором, руководителем магистерской программы Сретенской семинарии профиля «Церковнославянский язык: история и современность», заведующей кафедрой теории и истории языка ПСТГУ.Лариса Ивановна, многие люди в наше время считают церковнославянский язык мертвым. Так ли это на самом деле и чем вообще характеризуется мертвый язык?

Собственно говоря, мертвый язык – это научное понятие, научный термин. Мертвым считается тот язык, который не имеет, во-первых, устной формы, а во-вторых, тот язык, на котором некоторое время, может быть, значительное, может быть, незначительное, не создается никаких письменных текстов. В связи с этим нужно понимать, что церковнославянский язык является прямым потомком старославянского языка, который был создан в середине IX века святыми равноапостольными братьями Кириллом и Мефодием. Согласно научным классификациям старославянский язык, к сожалению, можно назвать мертвым, поскольку он в силу своей природы никогда не имел и не мог иметь устной формы – это во-первых, а во-вторых, на старославянском языке, во всяком случае с конца X века, не написано ни одного памятника. Но из старославянского языка вышло по крайней мере четыре извода, редакции, варианта, которые распространены на разных славянских землях и в большей или меньшей степени отдалены от старославянского языка как идеальной системы и в большей или меньшей степени приближены к разговорным языкам. Церковнославянский язык, который функционирует с конца X века на Руси и в России, это язык книжно-письменный, поэтому вроде бы, с одной стороны, согласно научной классификации мы его должны признать мертвым, поскольку он не имеет устной формы. Но, с другой стороны, церковнославянский язык - это язык, на котором писались и пишутся огромное количество текстов. Например, 16 апреля 2016 года на заседании Священного Синода принято к употреблению в келейной и богослужебной практике несколько акафистов, которые совсем недавно написаны на церковнославянском языке, и, следовательно, мы не можем считать этот язык мертвым. Это язык живой молитвы верующих, которые каждый день приходят в храм и возносят свои прошения к Господу. Это язык, с помощью которого, скажем так, осуществлялась огромная переводческая деятельность, это язык, образы и слова из которого легли в основу русской религиозной поэзии. Богатство церковнославянского языка использовали такие великие поэты, как Александр Сергеевич Пушкин, Михаил Юрьевич Лермонтов и многие другие. Но мертвым этот язык в таком широком, обывательском сознании признается, наверное, потому, что он для многих людей малопонятен, а раз он малопонятен, значит, он считается вроде бы не жизнеспособным, недееспособным, но это проблема не языка, это проблема тех, кто не хочет вникнуть в него.

В последнее время все чаще звучат предложения отказаться от церковнославянского языка в богослужении и совершать службы на славянизированном русском языке. Скажите, в чем, на Ваш взгляд ,заключается опасность такого нововведения в языке, почему нельзя этого делать?

Церковнославянский язык лучше приспособлен для передачи высоких богословских истин именно потому, что ради этого он и создавался

Совершенно очевидно то, о чем я уже сказала: с конца Х века церковнославянский язык является традиционным языком богослужения на Руси и в России. Многовековая книжно-письменная история этого языка говорит о том, что если мы прерываем эту традицию, то мы прерываем очень многие ростки, в том числе ростки, которые консолидируют, во всяком случае, восточных славян: белорусов, украинцев и русских, поскольку они имеют один и тот же богослужебный церковнославянский язык. Никто и никогда не говорил и не скажет, что существуют какие-то канонические, догматические препятствия к тому, чтобы национальный устно-разговорный язык не мог стать языком богослужения. Да, русский язык может использоваться в качестве языка богослужебного в том смысле, что на него могут быть осуществлены переводы гимнографических и библейских текстов. Тем не менее церковнославянский язык лучше приспособлен для передачи высоких богословских истин именно потому, что ради этого он и создавался.

Язык живет по своим объективным законам, и, к сожалению, если мы допускаем русский язык в богослужение непосредственно, значит, мы допускаем туда вульгаризмы и бытовизмы

Кроме того, церковнославянский язык, будучи языком богослужебным, пусть и развивающийся, пусть и живой, безусловно, язык очень консервативный в силу своей книжно-письменности, язык стилистически очень однородный, язык такого высокого регистра, в который не проникают вульгаризмы, бытовизмы. А когда мы говорим о русском национальном языке, мы имеем в виду, по крайней мере, две его формы – книжно-письменную и устно-разговорную. А устно-разговорная форма, особенно в русском языке, очень не однородна. С одной стороны, есть устно-разговорная литературная форма, а с другой стороны, грубое просторечие. И, разумеется, хотим ли мы этого или не хотим, но язык живет по своим объективным законам, и, к сожалению, если мы допускаем русский язык в богослужение непосредственно, значит, мы допускаем туда вульгаризмы и бытовизмы, словом, все то, что не должно быть туда допущено. Если представить себе фантастическую, ужасную ситуацию, что мы переходим в богослужении на русский язык, то лет через пятьдесят мы запросто можем прогнозировать ситуацию, в которой верующим будет непонятен уже этот, новый богослужебный язык, и что же мы должны дальше осуществлять его примитивизацию? Нет, но еще раз повторяю, главный критерий - это критерий традиционности, мы не должны нарушать традицию.

Многие люди, недавно пришедшие в Церковь, начинают изучать церковнославянский язык и часто сталкиваются с трудностями. Как, по вашему мнению, следует подходить к его освоению с чего следует начать?

Я абсолютно убеждена, что церковнославянский язык без хотя бы элементарного изучения церковнославянской грамматики понят быть не может

Это путь постоянного, планомерного изучения церковнославянского языка, проникания в него. Это путь очень сложный, я бы даже сказала, тернистый и, как кажется, лучше всего его преодолевать с помощью чтения параллельных текстов на церковнославянском и русском языках. Таким образом, вы имеете возможность сравнения и проникновения – это первое. Второе: я абсолютно убеждена, что церковнославянский язык без хотя бы элементарного изучения церковнославянской грамматики понят быть не может. Церковнославянский язык имеет большое количество специфических морфологических форм, а самое главное, он имеет совершенно уникальный, отличный от современного русского языка синтаксис. Церковнославянская фраза построена на совершенно иных законах, в отличие от фразы русской, но мы должны понимать эту фразу, поскольку это не только структурный, но и смысловой скелет. И следующим, только следующим этапом, на мой взгляд, идет изучение словарного запаса. Да, о значении слов можно справляться в словарях, но проблема заключается в том, что полноценных, хороших словарей церковнославянского языка почти нет. На сегодняшнем этапе их действительно очень мало, и среди них я бы хотела особо отметить рукописный словарь протоиерея Александра Невоструева, который сейчас готовится к печати в ПСТГУ. Он, конечно, написан не сейчас, а еще в XIX веке, но словарь очень неплохой.


Беседовал семинарист 2 курса Андрей Головач

Автор:  Лариса Маршева

Картинка для анонса: Array

Количество показов: 13026