Беседы о любви. Беседа 3. Смысл нашего существования

1 марта 2024

Беседы о любви. Беседа 3. Смысл нашего существования
Наука

Беседы о любви. Беседа 3. Смысл нашего существования

Человек – это образ Божий, созданный для того, чтобы уподобиться Богу. Поэтому человек по-настоящему счастлив, когда он живет по образу и подобию Божию (см.: Быт. 1: 26). И человеку онтологически (то есть по потребности его существа) необходимо действовать и жить любовью. Поскольку Бог есть любовь (см.: 1 Ин. 4: 8), следовательно, и человек, созданный по образу Божию (см.: Быт. 1: 27), есть любовь по благодати. Это приоткрывает нам тайну: дает понять, что для человека естественно, каковы действия человека, помогающие обрести ему полноту, радость, мир и цель своего бытия в этой жизни. 

Мы знаем, что любая вещь работает совершенно, когда она выполняет свои функции. Например, микрофон сделали, чтобы мы использовали его в качестве микрофона. Если я начну его использовать, к примеру, в качестве ложки, чтобы мешать еду во время приготовления, то в принципе применение микрофона состоится, но его подлинная функция будет осуществлена только тогда, когда будем использовать его по назначению. 

Так и человек действует совершенно, когда живет так, как его задумал и сотворил Бог – как образ и подобие своего Бога Отца. 

Сегодня люди – и молодые, и пожилые – страдают от того, что не видят смысла своего существования. Они говорят: «Я делаю одно, другое, а остаюсь пустым. Почему?» Хотя ставят себе разные цели, например, поступают в университет, учатся там, изучают разные предметы, получают полезные знания, которые могут принести радость. Но понимают, что не в этом смысл жизни, есть нечто высшее. Люди убеждаются в том, что все в этом мире относительно, а не абсолютно. 

Только в Боге человек находит успокоение, чувствует утешение

Ведь человек, созданный по образу Божию, обретает утешение только в абсолютных вещах. Бог – абсолютная величина, бесконечная, непостижимая, Его невозможно вместить в границы, и в Нем человек находит успокоение, чувствует утешение. Остальное дает человеку ощущение ненадежности, непрочности. Душа человеческая, как и Бог, беспредельна, и если будешь пытаться вместить ее во что-то ограниченное, то она будет страдать, словно говорит: 

– Хорошо, буду там, где ты мне определил быть, но для меня этого недостаточно, я хочу чего-то большего, величественного, просторного, я не могу тесниться здесь, это не то, чего я желаю. 

И так происходит во всем. Например, ты решил, что хочешь в этой жизни стать миллионером. У тебя все получается, удается миллионером стать. Но когда ты этого достигаешь (если, конечно, ты при этом не повредился душой), то начинаешь понимать, что с определенного момента все это не приносит тебе радости. То же самое происходит, когда говорим о знаниях, о карьере, о наслаждениях этого мира. 

Таким человек устроен: не ощущать полноты ни от чего, кроме Бога, нашего Отца. И человек не может выразить себя нигде, кроме любви. Как и Бог выражает Себя любовью, через любовь и в любви. По этой причине Господом дана человеку заповедь. Заповедь одна, друзья, а не сто. Какая это заповедь? «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею» (Мк. 12: 30). А как следствие и плод этой заповеди – «возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мк. 12: 31), то есть необходимо видеть ближнего, как самого себя. 

Господь указал в заповеди тот образ жизни, который помогает нам исцелиться и снова обрести себя, обрести полноту жизни и здравие. 

А как действует эта любовь? Как она распространяется? Ведь многие говорят о любви: разные общества, организации, благотворительные фонды, добровольческие организации. Они все хорошие, ведь помогать друг другу свойственно человеку. Все они говорят о любви. Однако Церковь умеет выражать любовь иным путем. Она ничего не абсолютизирует, кроме Бога. Ведь нашей душе недостаточно ни любви к другому человеку, ни любви к природе. Например, мама очень любит своего ребенка или супруги любят друг друга. Это высокое выражение любви. Однако такая любовь не дает человеку ощущение надежности: 

– Я люблю свою жену, но если она изменит мне, то я перестану ее любить, сделаю что-то плохое с собой или приду в отчаяние и сокрушение. 

– Люблю своего ребенка, но трясусь от мысли, не случится ли вдруг с ним что-нибудь. 

– Люблю своих родителей, но в глубине души переживаю, что будет, когда они уйдут из этой жизни. 

Вот так даже самые естественные отношения имеют в себе долю ненадежности, потому что они не абсолютны. 

Единственное, что дает нашей душе чувство надежности, – это наши отношения с Богом, если мы их сами не разрушим

Единственное, что дает нашей душе чувство надежности, – это наши отношения с Богом, если мы их сами не разрушим. Бог никогда не скажет нам, что оставляет нас одних из-за наших грехов, неверия в Него, из-за Своей усталости и множества Своих дел, безысходности нашего положения. С Богом такое немыслимо. А с человеком такое может произойти. Даже наш самый любимый человек может сказать в определенный момент: 

– Знаешь, я тебя больше не люблю. 

Или: 

– Если ты не отдашь мне свой дом, то я тебя не буду любить. 

Хороша такая любовь! Любят нас или наши дома?! 

– Ты состарился уже, иди в дом престарелых, там о тебе позаботятся лучше. 

Такова человеческая любовь! Пусть это вас не смущает. Все человеческое имеет границы: отсюда – досюда. А чуть ниже человек уже не может пойти, потому что он ограничен, человек не может дать тебе нечто бескрайнее. И мы должны знать об этом. 

В наших личных отношениях нам не стоит быть требовательными и понуждать другого человека порой говорить ложь, говорить преувеличенно о любви. Ведь человек начинает так говорить, когда тебе так нравится, когда ты просишь, чтобы он так говорил, хотя ты и не особо ему веришь, если быть честным. 

А душа человека ищет абсолютного, совершенного. Так мы устроены. Мы не созданы для поддельных вещей, для относительного, примерного. Если мы найдем абсолютную любовь Божию, совершенную, тогда начнем ощущать надежность и уверенность, перестанем чувствовать себя незащищенными. И тогда мы будем радоваться, и когда люди нас любят, и когда не любят. Старец Паисий говорил: «Есть люди, которые нас очень любят, а есть те, которые любят чуть меньше». Он не говорил, что нас ненавидят, чтобы нас не задеть. И даже тот, кто нас ненавидит, немного нас любит, потому что интересуется нами, и это уже кое-что. 

Однако Церковь учит нас через Евангелие, что самое главное для человека, – это возлюбить Бога. Если человек полюбит Бога и найдет покой в той надежности, которую ему дает Бог, то он начнет любить своего ближнего без комплекса ненадежности, страха и ужаса, что его предадут, обидят, оставят, перестанут любить, забудут. Человек уже не думает о негативном, потому что внутри него появляется полнота от любви Божией, душа его обретает весомость, он уже не похож на тростинку, которую колышет из стороны в сторону. 

Таким образом, когда мы начинаем смотреть на другого человека, как на самого себя, словно это ты сам, тогда у нас с ним не бывает проблем. Мы не требуем от другого человека того, что выше его сил. Мы должны это понять и научиться этому в нашей жизни. Не будем просить у людей больше того, что они могут нам дать. 

Не будем просить у людей больше того, что они могут нам дать

Однажды ко мне зашел один приятель, с которым я когда-то учился в университете, и задал вопрос: 

– Если ты меня любишь, то можешь дать мне из своих вещей то, о чем я попрошу?

– Да! Что ты хочешь?

– Дай мне икону Богородицы!

У меня была одна икона Богородицы, с которой мне не хотелось бы расставаться ни за что. Он каким-то таинственным образом это понял. Я сказал:

– Я тебя люблю, люблю так, что ты даже не можешь представить, но икону тебе дать не смогу. Она мне нужна. Я не могу жить без этой иконы.

– А какая же это у тебя любовь, духовная и совершенная, если не можешь мне ее отдать?

– Но ты же знал, что я люблю эту икону, но все равно стал просить ее у меня. Значит, ты меня не любишь. Если бы ты меня любил, то не поставил бы меня в такое неловкое положение.

Он понял свою ошибку и сказал: 

– Ты прав, я не должен был у тебя просить ее.

Потом я произнес:

– Ладно, если хочешь, возьми икону.

– Не надо, пусть остается у тебя.

– Благодарю!

Вот так закончилась эта история. 

Любовь дает человеку чувство уверенности и надежности, если это действительно духовная любовь. 

Любовь дает человеку чувство уверенности и надежности, если это действительно духовная любовь

Старец Паисий тогда сказал мне: «Я бы отдал ему икону, чтобы понять, что моя жизнь не зависит от этой иконы, даже если это икона Богородицы или Христа. Жизнь зависит от Самого Христа и от Самой Богородицы». Старец и другие великие святые люди не искали своего. Если тебе что-то нравилось у них, они говорили: 

– Возьми себе! 

Ты начинаешь отвечать, что лишаешь их необходимого. А они отвечают: 

– Если ты возьмешь, я вдвойне обрадуюсь. Если это останется у меня, я буду просто рад, что имею эту вещь. А если я отдам ее тебе, и ты возьмешь ее, то я буду радоваться вдвойне. 

И ты забираешь вещь с ощущением, что сделал нечто доброе.

Конечно, нам важно не переходить границ и не вводить людей в искушение, не ставить их в сложное положение. Еще важно понимать людей. Например, приходит человек и говорит: 

– Меня не понимает моя жена. 

Как на это отвечал старец Паисий? Он говорил: 

– Деточка, это легкая проблема. Если тебя не понимает жена, ты постарайся ее понять. Зачем настаивать, если человек не может тебя понять? Это все равно, что просить у человека, у которого есть метр веревки, чтобы он тебе отмотал три. Если у него нет столько, что он может сделать? Метр он может отмерить, пожалуйста. Но и ты это пойми, и не проси у человека того, что он не может сделать. 

Любовь имеет свою логику – превыше всего почитает другого человека. Любовь выражает себя, когда отдает. Поэтому она и называется любовью. 

Я искал в словарях греческого языка этимологию слова «любовь» (η αγάπη), спрашивал у многих филологов происхождение этого слова. Оказалось, что точной этимологии данного слова не существует, но оно имеет много значений. 

Когда человек начинает любить Бога, то он приходит в равновесие: не притесняет и не беспокоит ближнего, не «поедает» другого человека и не «поглощает» его. 

Когда человек начинает любить Бога, то он приходит в равновесие: не притесняет и не беспокоит ближнего, не «поедает» другого человека и не «поглощает» его

Некоторые люди страдают от того, как ближние их любят. Такие люди говорят: 

– Хорошо, меня любит моя жена. Но она меня душит. Не дает мне возможности выйти даже на пять минут в сад, не позволяет мне пойти немного прогуляться, не разрешает на пять минут отойти, чтобы сделать что-нибудь. Постоянно хочет разговаривать со мной, хочет, чтобы я всегда был рядом. 

Хорошо, что ты любишь своего мужа, но зачем ты его «съедаешь заживо»? Куда это годится? Это напоминает любовь медведицы. Как только у нее рождается медвежонок, его у нее забирают, потому что она от любви начинает его обнимать (это ее малыш, хочется его обнять). А что с тобой станет, если тебя обнимет медведица? Медвежонок только родился, он еще совсем маленький, мягкий, а медведица от любви хочет его покрепче обнять. Но она может насмерть задавить своего детеныша. Поэтому такая любовь убивает. 

Апостол Павел Духом Святым написал «Гимн любви», где даны главные черты любви. Когда мы начинаем любить человека, то узнаем черты его характера, достоинства и недостатки. А вслед за этим начинаем любить то, что нас окружает. Мы можем любить творение Божие, но не абсолютизировать его. Ведь мы знаем, что все земное подвержено тлению. Мы тоже разрушаем природу и должны делать то, что от нас зависит, чтобы сохранить ее – творение Божие. Именно ради человека, которого любит Бог, сотворен окружающий нас прекрасный мир: бесчисленное количество животных, насекомых, рыб, растений. Чего только стоит один звездный мир: все звезды, планеты, Солнечная система – бесконечная, неизвестная! Я где-то слышал, что человеку известно только четыре-пять процентов из всего существующего, остальное – неизведанное. Не знаю, когда мы успеем все это изучить! Зачем все это сотворил Бог? Чтобы показать нам, как сильно Он нас любит. Все это – для нас, для людей!

Ведь когда отец решает строить дом для своего сына, то он не сооружает какой-то барак, он строит красивый дом, сажает прекрасные деревья, приобретает хорошую мебель, вешает красивые шторы, подбирает нужные цвета для всего – все должно быть прекрасно. Отец старается для своего сына, чтобы дать ему лучшее, показать ему свою любовь. 

Так и Бог. Иначе ради чего он подарил человеку такой разнообразный и прекрасный мир? Это сделано для того, чтобы человек познавал этот мир, это украшение, сотворенное для нас, Его детей. Как добрый родитель делает красивое украшение и дарит его своим детям, так и Бог сотворил мир. Поэтому нам хорошо и полезно любить творение Божие, заботиться о нем, относиться к нему бережно.

Преподобный Силуан Афонский говорил, что нельзя даже листочка срывать без необходимости. Без причины и серьезной необходимости не нужно разрушать творения Божии, необходимо с почтением относиться к растениям, к животным, ко всему вокруг. 

Но нельзя абсолютизировать творения Божии, нельзя относиться к ним с поклонением. Например, в наши дни многие излишнее внимание уделяют своей собаке. На стене в Лимасоле даже была надпись: «Если я не поговорю со своей собакой, то с кем мне поговорить?» Конечно, часто случается так, что у человека нет никого: ни мужа, ни жены, ни деток, ни родителей. Но что собака тебе ответит? Гав-гав? 

Конечно, хорошо иметь домашнее животное, заботиться о нем, это дает ощущение радости. А собака – верное животное, хорошее, красивое, любит своего хозяина, вызывает добрые чувства. Но это не человек. Это не значит, что надо пренебрежительно относиться к собакам. Я о другом говорю. Ты не можешь собакой заменить человека. Человек – это человек, образ Божий. Собака – это не образ Божий, у нее нет бессмертной души, она не проходит такой же путь, как человек. Человек может держать ее, но эти отношения должны иметь определенный предел. Нельзя абсолютизировать животных, которым часто видишь поклонение в наши дни. 

Однажды в аэропорту я увидел собачку, на которой были не только курточка и шапочка, но и ботинки на лапах. Я сказал: «Κύριε ελέησον!» – «Господи, помилуй!» Ведь одежда для животных неестественна. Я думаю, этот песик в ботинках чувствовал себя ужасно. 

Можно понять человека, посочувствовать, что он не может найти другого человека для общения. Так пусть хотя бы собаку заведет. Где сейчас найдешь человека? Идешь к одному – он занят, к другому – у него работа, к третьему – он торопится. А четвертый даже если и выслушает тебя, но потом тебя же разочарует тем, что расскажет о твоем сокровенном и наболевшем другим людям.

Одна девочка в лагере плакала. Я спрашиваю ее:

– Что ты плачешь, дочка? Что случилось?

– Я рассказала все свои секреты подруге, а она все пересказала другим.

– А ты как бы поступила, если бы подруга тебе все рассказала?

– Я замучилась бы, если бы не рассказала все это потом еще кому-нибудь.

– Такая же душа и у твоей подруги. Зачем ты ей рассказала?

– Я должна была кому-то рассказать.

– И она тогда должна была потом кому-то еще рассказать. Ты на нее переложила груз, чтобы освободиться от него. А она тоже девочка, твоего возраста, ей тоже надо было разгрузиться. 

Душа человека – это неизмеримая глубина. Ее наполняет только Бог

Знаете, что душа человека – это неизмеримая глубина. Эту бездну невозможно наполнить ничем, кроме той бескрайней бездны, которая есть Бог. Душа человека алчет, ищет чего-то высокого. Ничем материальным она не может утешиться и насытиться: ни вещами, ни наслаждениями, ни деньгами, ни знаниями, ни людьми, ни животными. Ее наполняет только Бог. 

Когда человек наполняется Богом, тогда все остальное уравновешивается. Тогда он может иметь собачку и любить ее правильно. Может правильно любить людей, природу, творения Божии. 

Преподобный Феодор Студит говорит, что человек должен хранить свою совесть перед Богом, перед людьми и перед вещами. Бережно относиться к материальным вещам, которые тебе дает Бог. Мы потихоньку сейчас этому учимся. Раньше люди говорили нам: 

– Не оставляй кусочек хлеба, чтобы не выбрасывать его. 

Мы отвечали: 

– Не буду его есть, потому что не хочу. 

– Все равно доешь. 

И если во дворе находили брошенный кусок хлеба, то поднимали его, клали на краешек скамейки и говорили: 

– Сынок, подними, поцелуй, поклонись, положи с краю, если его уже нельзя съесть. 

И дело было совсем не в нужде. Люди бережно относились к тому, что им давал Бог. Такое отношение было к каждой вещи. Помню, один геронда на Святой Горе Афон говорил: 

– Когда берешь молоток, чтобы прибить гвоздь и повесить что-нибудь, возьми его, воспользуйся, а потом скажи: «Благодарю тебя, что ты мне послужил». Затем положи молоток на место. Бережно относись к вещам, которыми пользуешься, клади на место, чтобы потом снова оттуда взять.

Мы, молодые, выросшие в эпоху, когда не знали нужды, не ценили и не берегли вещи, говорим: «Старый молоток! Старый утюг!» Бабушки стирали пластиковые пакеты и убирали в ящик, чтобы повторно ими воспользоваться, а мы смеялись над этим. Но когда нам нужен был пакет, то бежали к бабушке, чтобы она нам его дала. Старые люди умели заботиться и беречь материальные вещи. Не привязываться к ним, не отдавать им свое сердце, а беречь и ценить. 

Когда мы идем обедать, мы молимся и после еды говорим: «Благодарим Тя, Христе Боже наш, яко насытил еси нас земных Твоих благ». Благословляем и то, что осталось. 

Когда Христос дал людям столько рыбы и хлебов, что насытились пять тысяч мужей, без детей и жен, представьте, сколько всего людей там было! (Мф. 14: 15–21). Когда они наелись пятью хлебами, умножившимися от Божьего благословения, то остатки собрали и взяли с собой. Зачем Христу нужны были эти остатки, если Он из пяти хлебов мог много сотворить и напитать множество людей? Ему это не было нужно, Он не забрал этого с Собой. Но Он хотел показать нам бережливость. 

Когда я приехал на Святую Гору, то увидел там бережное отношение отцов к пище, к тому, что оставалось. Маленький кусочек не выбрасывали, оставляли, чтобы потом съесть. Не надо просто так выбрасывать. Такое бережное отношение к материальному, к природе, к тому, что вокруг, к животным, к людям, любовь к Богу – все это создает в человеке состояние равновесия, человек становится здоровым. 

Мы сейчас страдаем от многих душевных болезней. Я не говорю о психических проблемах, которые требуют врачебного вмешательства, говорю о душевной пустоте. Все это лечится, и наше здравие помогает другим людям исцелиться, когда они начинают жить в любви Божией. Когда мы полюбим Бога, тогда мы начнем правильно любить весь мир и самих себя. 

Сегодня часто видишь молодых людей и девушек, которые ненавидят и презирают самих себя. Психологи говорят о низкой самооценке таких людей. Спрашиваешь его: 

– Почему ты так себя не любишь, сынок? 

– А что во мне хорошего? 

– Посмотри в зеркало! Какой ты красивый, хороший! 

Себя не можем полюбить, потому что нас поедают какие-либо мысли. Один человек говорил мне: 

– Меня съедают мысли про вирус Эбола. 

Я ответил: 

– А что же ты до сих пор делаешь на Кипре? Езжай в Сомали. Если к нам придет вирус, будет видно, что делать. Даже если и умрем от него. Придет час, рано или поздно, когда мы должны умереть. Неужели нужно впадать в беспокойство от таких вещей? 

Конечно, это касается всего человечества, это важная проблема, но, с другой стороны, мы не можем жить с таким беспокойством, с ощущением небезопасности. А почему так происходит? Потому что нам не хватает ощущения безопасности, которое нам дает Бог, не хватает мира и уравновешенности. Когда мы действуем любовью, тогда мы находим равновесие внутри себя, что очень важно. 

Нам не хватает ощущения безопасности, которое нам дает Бог, не хватает мира и уравновешенности

Если у вас есть вопросы, задавайте, пожалуйста.

– Вы говорили о том, что важно заботиться о природе и беречь ее. А разве о людях заботиться менее важно?

– Одно не мешает другому. Если я забочусь о животных, то я не могу не позаботиться о человеке. Если я берегу природу, то я буду беречь и человека.

– Я хочу сказать о том положении, в котором мы все оказались. Мы стали слишком толерантными, стараемся принимать всех людей: и злодеев, и воров, и дурных людей. Что вы нам посоветуете?

– Сегодня действительность такова, что не найдешь конца и края. Тот, кто сегодня кажется праведным, может быть великим злодеем. А тот, кто в глазах людей выглядит злодеем, может быть на самом деле безвинным и праведным человеком. Поэтому будьте внимательны, Христос сказал нам: «Не судите» (Мф. 7: 1). Кто тебе сказал, что это подлый человек? По телевизору, по радио, журналисты, судьи сказали? Я знал людей, которых осуждали за ужасные вещи, которых они не совершали. Потому нам нужно быть очень аккуратными. Хорошо, это злодей. А я кто такой, что пойду и выставлю его вон? Если бы у меня была власть, я был бы обязан что-то предпринять. Но я уверен, что дела обстоят именно так? Давайте сначала мы начнем исправляться, а остальное исправит Бог. Мы сможем исправить другого человека? 

– Мы все время молчим, что бы ни происходило, все попускаем.

– Скажу тебе из слов Христа (Мф. 13: 24–30). Христос посеял в поле доброе семя. Пришел дьявол и насеял плевелы. Все выросло. Земледельцы сказали Христу: «Пойдем и вырвем плевелы? Очистим поле». Христос ответил: «Не надо, оставьте все, а когда придет время урожая, тогда мы отделим пшеницу от плевел, плевела сожжем, а доброе семя соберем в житницы». Почему так сказал Христос? Потому что, вырывая плевелы, можно было вырвать и пшеницу по ошибке. 

Приведу простой пример. Если бы мы жили во время святителя Нектария, то я привел бы его сюда поговорить с вами. Знаете, за кого вы приняли бы этого человека? Посчитали бы его нехорошим за то, что он имел нечистые отношения с женщинами, за то, что его по серьезным причинам изгнали из Александрийской Патриархии, обвинив в сомнительной нравственности. Так думали люди. 

Один раз святитель Нектарий начал говорить проповедь, и его освистали в Халкиде. В другой раз его речь вновь прервали, а самого вытолкали. И этот человек ничего не сказал в ответ, все претерпел и стал великим святым, который творит чудеса, и сегодня мы поклоняемся ему. А если бы мы жили в то время, то не знаю, поклонились бы ему или плевали бы в него. 

Так и со Христом было. Мы часто говорим много, но не по делу. Бог видит иначе. Поэтому Он велел нам не судить других людей. 

Ты говоришь: «Что же будет, если мы не исправим мир?» Давайте исправлять мир иным образом: во-первых, исправляя самих себя, во-вторых, исправляя свою семью, а потом уже потихоньку и что-то еще успеем, пока живы будем. 

– Геронда, Вы сказали, что душа безгранична. А что это значит? Ведь она сотворенная. Только Бог абсолютно бесконечен.

– Да, замечательный вопрос. Только Бог бесконечен. Но я говорил о том, что человек сотворен по образу Божию, и поэтому у нас есть стремление к абсолютному. Поэтому душа не удовлетворяется и не находит утешения в преходящем, ищет абсолютного, бесконечного. Человек имеет пределы: по крайней мере, у него есть начало, но нет конца. А у Бога нет ни начала, ни конца. Поэтому человек, хотя не таков, как Бог, но, будучи образом Божиим, тоже имеет эту устремленность к бесконечности. Наша душа имеет начало. Душа наша творится в момент зачатия в утробе матери, но она не имеет конца и стремится к полноте и абсолюту, не насыщаясь ограниченными вещами.

Митрополит Афанасий Лимасольский

Перевела с греческого Мария Орехова

Источник: www.omilies.net 6.10.2014


Картинка для анонса: Array

Количество показов: 2898

Теги: