Значение термина κοίμησις (успение) в церковной традиции

Московская Сретенская  Духовная Академия

Значение термина κοίμησις (успение) в церковной традиции

1281



   Аннотация: В данной статье автор рассматривает различные значения греческого термина κοίμησις, зафиксированные как в словарях, так и в Священном Писании и текстах святых отцов. Особое внимание уделяется словам Спасителя относительно умершего Лазаря, когда Христос говорит: Лазарь, друг наш, уснул (κεκοίμηται) (Ин 11:11). Апостолы подумали, что их Божественный Учитель говорит об обыкновенном сне, и поэтому ответили Ему: Господи! если уснул, то выздоровеет (εἰ κεκοίμηται σωθήσεται) (Ин 11:12). Автор делает предположение, что термин κοίμησις, употребленный Спасителем для извещения Своих спутников о смерти Лазаря, был понятен апостолам лишь в значении сна, но никак не смерти. Поэтому Христос, еще раз говоря им о кончине Лазаря, употребляет привычное для апостолов слово ἀπέθανεν (от греч. ἀποθνῄσκω — «умирать, погибать»): Лазарь умер (ἀπέθανεν) (Ин 11:14). Христос знал, что состояние Лазаря должно было измениться из смерти в жизнь, то есть подвергнуться воскресению, возвратиться к земному существованию. В данном контексте κεκοίμηται содержит в себе таинственное пророчество о скором пробуждении, воскресении Лазаря.

    Первые христиане больше интересовались событиями, связанными с жизнью Спасителя. Но, несмотря на горячую любовь ко Христу, которой горело все их существо, личность Матери Божией как бы оставалась для них в тени, что отражено и в текстах Евангелий, и в писаниях апостольских. Только позднейшая богословская разработка догмата Воплощения и, как следствие, появление различных ересей, направленных на умаление достоинства Пресвятой Богородицы, позволили наконец акцентировать внимание христианского сообщества на Ее личности. «Когда такие поводы даны были ересью Нестория, — пишет литургист М. Скабалланович, — оказалось, что христианский мир вовсе не осведомлён о жизни и кончине Богоматери, но что в богатой сокровищнице Предания, всегда — а особенно тогда — составляющего главный нерв церковной жизни, есть достаточно данных об этом» [Скабалланович, 2004, 7–8].

   О последних днях жизни Божией Матери Священное Писание умалчивает, за исключением повествования святого евангелиста Иоанна: При кресте Иисуса стояли Матерь Его и сестра Матери Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина. Иисус, увидев Матерь и ученика тут стоящего, которого любил, говорит Матери Своей: Жено! се, сын Твой. Потом говорит ученику: се, Матерь твоя! И с этого времени ученик сей взял Ее к себе (Ин 19:25–27), и одного стиха из книги Деяний: Все они единодушно пребывали в молитве и молении, с некоторыми женами и Мариею, Материю Иисуса, и с братьями Его (Деян 1:14). Основные события, связанные с кончиной Пресвятой Богородицы, приведены в церковном Предании.

   Святые отцы по-разному именуют кончину Матери Божией. Например, прп. Иоанн Дамаскин, говоря о кончине Богородицы, присваивает ей некоторые эпитеты, называя смерть Ее «переправой к бессмертию» [Иоанн Дамаскин, 1997: Второе, 282], жизненной (θάνᾰτος ζωτικός) и живоносной (ζωηφόρος), в отличие от смерти Христовой, которую он называет животворящей (θάνᾰτος ζωοποιός) (см.: [Скабалланович, 2004, 12]). Подобные выражения используют и свт. Григорий Палама: «Смерть Ее была жизненосной, переселяющей в небесную и бессмертную жизнь» [Григорий Палама, 2008, 36], и прп. Феодор Студит: «животворное успение» [Феодор Студит, 1908, 111], и свт. Филарет Московский: «живоносное успение» [Филарет Московский, 2007, 25], и другие отцы.

   Термин κοίμησις в греческой святоотеческой литературе имел ряд значений: «смерть», «сонное состояние», «сон», «кончина». В древнегреческо-русском слова ре составителя И. Х. Дворецкого дается две дефиниции термина «успение» (κοίμησις, εως ἡ):

   1) лежание (ἐπὶ θύραις Plat.);

   2) (т. ж. τοῦ ὕπνου κοίμησις NT) сонное состояние, сон (μεθημερινή Plut.)» [Дворец кий, 1958, 960].

   Похожие значения слова κοίμησις приводит А. Д. Вейсман, определяя его как «спание», «почивание» [Вейсман, 1899, 716].

   Эти и другие многочисленные значения понятия κοίμησις, которые встречаются в сочинениях святых отцов и учителей Церкви, наиболее развернуто зафиксированы в словаре Лампе (G. W.H. Lampe) «A Patristic Greek Lexicon». Здесь термин κοίμησις определяется так (приведем оттуда обширную выписку в переводе):

   «A falling asleep in death — заснуть навечно, уснуть вечным сном (досл.: впадение спящего в смерть):

    1.   In gen. — в основных значениях:

   – до успения их (Гермес „Сходство пастырей“; Ориген „О чревовещателе“; Епифаний Константинопольский „Панариум, или Против ересей“);

   – успение святых в благоразумии и в непоколебимых надеждах (Дионисий Ареопагит „О церковной иерархии“);

   Plur. успение святых (Там же).

   In prayers for the dead — в молитвах об умерших:

   – мы молим Тебя о успении и о покое раба Твоего такого-то (св. Серапион Тмуитский „Евхологии“);

   – о успении такого-то молим („Апостольские постановления“).

2. As peculiarly Christian conception of death — особенности христианского понимания смерти:

– об описании смерти, называемой успением (Евсевий Кесарийский „Изложение Евангелия“);

–   когда после смерти ты оживешь, это не есть смерть, но успение (прп. Иоанн Дамаскин „Гомилии“);

– когда же пришел Христос, более смерть не называется смертью, но сном и успением (Там же).

   3.   Of dormition of BMV — Успение Пресвятой Марии Девы:

   – о досточтимом Успении Ее (свт. Модест Иерусалимский „На Успение Пресвятой Марии Девы“);

   – о всеблаженном Успении Богородицы (Там же);

   –   празднуем жизненосное Ее Успение (еп. Иоанн Эвбейский „Беседа на зачатие Пресвятой Матери Девы“);

   – слово на Успение Святой Богородицы Dorm.BMV tit. The festival — празднество, празднование:

   – до Успения Богородицы (Анастасий Антиохийский „Беседа о Великом посте“)» [Lampe, 1961, 760].

   В Священном Писании Ветхого и Нового Завета термин κοίμησις употребляется в значениях как обычного состояния сна, так и смерти, кончины святых, а также кратковременной смерти.

   В Ветхом Завете в Септуагинте (в греческом переводе Семидесяти) κοίμησις и однокоренные ему слова от глагола κοιμάω (pass.: «усыплять, заснуть, спать») функционируют в следующих разнообразных значениях:

   – сон: И они в эту истинно невыносимую и из глубин нестерпимого ада исшедшую ночь, располагаясь заснуть обыкновенным сном (ὕπνον κοιμώμενοι) (Прем 17:13);

   –   смерть: И сказал Господь Моисею: вот, ты почиешь (κοιμᾷ) с отцами твоими (Втор 31:16); Давид почил (κεκοίμηται) с отцами своими (3 Цар 11:21); Ничто не одолело его, и по успении (κοιμήσει) его пророчествовало тело его (Сир 48:14);

   – вечная смерть: Еще прежде времени вечного успокоения (κοιμήσεως αἰῶνος) своего он свидетельствовался пред Господом и помазанником Его: «имущества, ни даже обуви, я не брал ни от кого», и никто не укорил его (Сир 46:22);

   – смерть святых: Но он помышлял, что скончавшимся (κοιμωμένοις) в благочестии уготована превосходная награда, — какая святая и благочестивая мысль! — Посему принес за умерших (τῶν τεθνηκότων) умилостивительную жертву, да разрешатся от греха (2 Мак 12:45) и др.

   В Новом Завете данный термин встречаются более 18 раз в разнообразных значениях:

   – как состояние сна: И сказали: скажите, что ученики Его, придя ночью, украли Его, когда мы спали (ἡμῶν κοιμωμένων) (Мф 28:13); Встав от молитвы, Он пришел к ученикам, и нашел их спящими (κοιμωμένους) от печали (Лк 22:45); Ученики Его сказали: Господи! если уснул (κεκοίμηται), то выздоровеет (Ин 11:12); Когда же Ирод хотел вывести его, в ту ночь Петр спал (κοιμώμενος) между двумя воинами, скованный двумя цепями, и стражи у дверей стерегли темницу (Деян 12:6);

   – как состояние телесной смерти: И говорящие: где обетование пришествия Его? Ибо с тех пор, как стали умирать (ἐκοιμήθησαν) отцы, от начала творения, всё остается так же (2 Пет 3:4); Жена связана законом, доколе жив муж ее; если же муж ее умрет (κοιμηθῇ), свободна выйти, за кого хочет, только в Господе (1 Кор 7:39); От того многие из вас немощны и больны и немало умирает (κοιμῶνται) (1 Кор 11:30); Потом явился более нежели пятистам братий в одно время, из которых большая часть доныне в живых, а некоторые и почили (ἐκοιμήθησαν) (1 Кор 15:6); Не хочу же оставить вас, братия, в не ведении об умерших (περὶ τῶν κοιμωμένων), дабы вы не скорбели, как прочие, не имеющие надежды (1 Фес 4:13); Ибо сие говорим вам словом Господним, что мы живущие, оставшиеся до пришествия Господня, не предупредим умерших (τοὺς κοιμηθέντας) (1 Фес 4:15); как состояние смерти святых: И гробы отверзлись; и многие тела усопших (κεκοιμημένων) святых воскресли (Мф 27:52); И, преклонив колени, воскликнул громким голосом: Господи! не вмени им греха сего. И, сказав сие, почил (ἐκοιμήθη) (Деян 7:60); Давид, в свое время послужив изволению Божию, почил (ἐκοιμήθη) и приложился к отцам своим, и увидел тление (Деян 13:36); Поэтому и умершие (κοιμηθέντες) во Христе погибли (1 Кор 15:18); Но Христос воскрес из мертвых, первенец из умерших (τῶν κεκοιμημένων) (1 Кор 15:20); Ибо, если мы веруем, что Иисус умер (ἀπέθανεν) и воскрес (ἀνέστη), то и умерших (κοιμηθέντας) в Иисусе Бог приведет с Ним (1 Фес 4:14);

   – как временное состояние смерти: Сказав это, говорит им потом: Лазарь, друг наш, уснул (κεκοίμηται); но Я иду разбудить его (Ин 11:11); Говорю вам тайну: не все мы умрем (κοιμηθησόμεθα), но все изменимся (1 Кор 15:51).

   В Ветхом Завете для обозначения смерти человека чаще употребляется слово, производное от глагола ἀποθνῄσκω («умирать, погибать»). Например, о кончине святого праотца Авраама в книге Бытия пишется: он умер (ἀπέθανεν) (Быт 5:5.); ср.: [Авраам] умер (ἀπέθανεν) в старости доброй (Быт 25:8); и о пророке Самуиле: умер (ἀπέθανεν) Самуил (1 Цар 25:1) и др. По словам апостола Павла, в Ветхом Завете смерть царство вала (ἐβασίλευσεν ὁ θάνατος) (Рим 5:14), и поэтому ветхозаветные патриархи, пророки, праведники — все сии умерли в вере (κατὰ πίστιν ἀπέθανον), не получив обетований (Евр 11:13). Если воспользоваться формулировкой свт. Филарета Московского, на них был скорее «близкий мрак смерти, нежели отдаленный свет воскресения» [Филарет Московский, 2007, 134] и т. д.

   В новозаветных же текстах для обозначения кончины евангелистами и апостолами чаще употребляется слово κοίμησις. Истоки этого, возможно, в произнесенной Христом фразе по поводу смерти Лазаря. Он, обращаясь к Своим ученикам, говорит: Лазарь, друг наш, уснул (κεκοίμηται) (Ин 11:11). Апостолы подумали, что их Божественный Учитель говорит об обыкновенном сне, и поэтому они отвечают Ему: Господи! если уснул, то выздоровеет (εἰ κεκοίμηται σωθήσεται) (Ин 11:12). Видимо, термин κοίμησις, употребленный Спасителем для обозначения смерти Лазаря, им был понятен лишь в значении его сна, но никак не смерти, и поэтому Христос, говоря во второй раз о кончине Лазаря, употребляет привычное для апостолов слово ἀπέθανεν (от глаг. ἀποθνῄσκω — «умирать, погибать»): Лазарь умер (ἀπέθανεν) (Ин 11:14).

   В первом случае обращения к апостолам Христос употребил именно κεκοίμηται (perf. ind. mp. 3rd. sg. от глаг. κοιμάω), а не ἀπέθανεν (aor. ind. act. 3rd. sg. от глаг. ἀποθνῄσκω), потому что Он знал, что состояние Лазаря должно было измениться из смерти в жизнь, то есть ему предстоит воскреснуть, возвратиться к прежней, земной жизни. В данном контексте κεκοίμηται (отглагольный mp. perf.) содержит в себе таинственное пророчество о скором пробуждении, воскресении Лазаря (см. подр.: [Филарет Московский, 2007, 132–136]).

   Подобные размышления о значении термина κοίμησις встречаются у свт. Иоанна Златоуста в 67-й беседе на книгу Бытия, где он говорит, что в Ветхом Завете, когда еще не были сокрушены врата ада и расторгнуты узы смерти, смерть не почиталась успением (κοίμησις), но сейчас, «по благодати Божией, смерть (ὁ θάνατος) стала сном (ὕπνος), кончина (ἡ τελευτή) — успением (κοίμησις), ныне мы имеем многое уверение в воскресении, так что, переходя от жизни в жизнь, мы радуемся и веселимся» [Иоанн Златоуст, 2005, IV, 744]. В другой беседе, на Послание к Евреям, свт. Иоанн Златоуст говорит, что после смерти Христа понятие смерти изменилось, и «если же после смерти он [человек] оживет, и притом лучшею жизнью, то это не смерть (θάνατος), а успение (κοίμησις)» [Иоанн Златоуст, 2005, XII, 156].

   По приведенному критерию смерть Богородицы тоже названа Успением (Κοίμησις) и, как в случае смерти (κοίμησις) Лазаря, имеет отличительное свойство воскресения в жизнь вечную, но уже законченное, полное и с преображенным телом. Поэтому прп. Иоанн Дамаскин не смертью называет Успение Богородицы, но «преставлением, отшествием или водворением» [Иоанн Дамаскин, 1997: Первое, 271], так как, выходя из тела, Она водворяется у Господа (см. 2 Кор 5:8). Святые отцы очень осторожно и возвышенно высказываются о величии Успения Пресвятой Богородицы. Так, например, прп. Феодор Студит говорит: «Изумляется ум мой, рассуждая о дивном Успении Твоем; связуется язык мой, когда повествует о таинстве воскресения Твоего» [Феодор Студит, 1908, 113], и свт. Филарет Московский о воскресении Богородицы говорит, что подобно тому, как удивительна смерть и Воскресение Христово, так и «дивна и смерть Пресвятой Девы Богородицы и Ея воскресение» [Филарет Московский, 2007, 21]. Подобные удивления и даже радостные восклицания встречаются и у прп. Андрея Критского: «Скачи, земля, возвести славу Девы, чудеса погребения: как Она перенесена, чтобы был в чести пустой гроб» [Андрей Критский, 1999, 10], и у свт. Дмитрия Ростовского: «О дивное чудо! И мертвец дивен, и гроб дивен. Мертвец живет по смерти: в рождестве Дева и по смерти жива; а гроб достигает Неба, как та лествица Иаковлева, что утверждена была на земле, а верх ее достигал небес: лествица к небеси гроб бывает» [Димитрий Ростовский, 1999, 27] и у др.

   В Западной Церкви для обозначения кончины Пресвятой Богородицы более употребителен термин assumption — «принятие, взятие (от земли на небо), вознесение». Он прямо указывает на смерть Богородицы как на переход от земной жизни к небесной. Если сравнивать κοίμησις и assumption, видно, что второй термин яснее указывает на мысль о переселении Божией Матери в Царство Небесное, в то время как первый скорей говорит о прекращении земной жизни Пресвятой Богородицы.

   Одна из причин, почему восточное православное богословие усвоило для наименования смерти Божией Матери именно κοίμησις, — это появление ереси коллиридиан, которые свое почитание Пресвятой Матери Божией довели до обоготворения Ее и стали учить, что Богородица не была причастна смерти. Свою мысль они доказывали примером святых пророков Еноха и Илии, а также апокалиптическим видением жены, скрытой в пустыне на 1260 дней (см. Откр 12:6). Против этой ереси выступил св. Епифаний Кипрский в IV в. (см.: [Епифаний Кипрский, 1882, 277–292]). Обличением и свидетельством несовместимости подобных доктрин с христианским учением служил праздник Успения Пресвятой Богородицы; именно термин κοίμησις («успение») должен был указывать на действительность смерти Богородицы как доказательство того, что Она была человеком, а не Богом, и была причастна общему закону смерти.

   Таким образом, у Пресвятой Богородицы была не просто обычная смерть, кото рой страшатся многие люди, особенно грешники: Смерть грешников люта (Пс 33:22), Ее смерть была безболезненной и даже особенной: «Знал ли кто-либо когда такое преселение, какого удостоилась Матерь Господа?» — спрашивает прп. Феодор Студит [Феодор Студит, 1908, 113]. Эта чудесная реальность стала возможной только после крестной смерти и Воскресения Богочеловека Иисуса Христа. Господь Вседержитель в книге Откровения говорит апостолу Иоанну: Се, творю все новое (Откр. 21:5). Другой апостол Христов свидетельствовал об осуществлении такого преображения реальности уже в этой жизни: Кто во Христе, тот новая тварь; древнее прошло, теперь все новое (2 Кор 5:17).

Иеромонах Платон (Кудласевич)

Платон (Кудласевич), иерод. Значение термина κοίμησις (успение) в церковной традиции // Христианское чтение. СПб., 2020. № 2. С. 44–50. DOI: 10.24411/1814-5574-2020-10024

Источники

 

1.     Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. М., 2003. 1295 с.

 

Литература

 

2.              Андрей Критский (1999) — Андрей Критский, прп. Слово на Успение Пресвятой Владычицы нашей Богородицы // Успение Пресвятой Богородицы. Слова, поучения, проповеди. М., 1999. С. 3–13.Вейсман (1899) — Греческо-русский словарь. Изд. 5-е / Сост. А. Д. Вейсман. СПб., 1899. 1370 с.

3.    Григорий Палама (2008) — Григорий Палама, свт. Омилии. М., 2008. Т. II.

4.    Дворецкий (1958) — Древнегреческо-русский словарь: Ок. 70 000 слов. / Сост. И. Х. Дворецкий; под ред. С. И. Соболевского. С приложением грамматики, составленной С. И. Соболевским. М.: ГИС, 1958. Т. 1. 1044 с.

5.    Димитрий Ростовский (1999) — Димитрий Ростовский, свт. Слово на Успение Пресвятой Владычицы нашей Богородицы // Успение Пресвятой Богородицы. Слова, поучения, проповеди. М., 1999. С. 27–39.

6.    Епифаний Кипрский (1882) — Епифаний Кипрский, св. Творения. М., 1882. Ч. 5. 406 с.

7.    Иоанн Дамаскин (1997): Первое; Второе — Иоанн Дамаскин, прп. Первое похвальное слово на Успение Богородицы; Второе похвальное слово на Успение Богородицы // Творения. Христологические и полемические трактаты. Слова на Богородичные праздники. М., 1997. 352 с.

8.    Иоанн Златоуст (2005) — Иоанн   Златоуст,   свт. Творения   в   русском   переводе: в 12 т. Т. IV. Почаев, 2005. (Пер. с изд.: Joannis Chrysostomi. Homiliarum in Genesim continuation // Patrologiae cursus completus (Series Graeca — PG) / Ed. par J.-P. Migne. Patrologiae cursus completus (series Graeca). En 161 t. Paris, 1847–1866. Т. 54. Paris, 1859); Т. XII. Почаев, 2005. (Пер. с изд.: Joannis Chrysostomi. Homilie XXXIV in Epistolam ad Hebraeos // Patrologiae cursus completus (Series Graeca — PG) / Ed. par J.-P. Migne. Patrologiae cursus completus (series Graeca). Т. 63. Paris, 1862).

9.        Скабалланович (2004) — Скабалланович М. Успение Пресвятой Богородицы. Киев, 2004. 160 с.

10.    Феодор Студит (1908) — Феодор Студит, прп. Творения. СПб., 1908. Т. II. 876 с.

11.    Филарет Московский (2007) — Филарет Московский, свт. Творения. Слова и речи: в 5 т. М., 2007. Т. V. 582 с.

12.    Lampe (1961) — A Patristic Greek Lexicon / Ed. by G. W.H. Lampe. Oxford, 1961. 1568 р.