Служение протоиерея Григория Пономарева (1914–1997) в эпоху гонений на Русскую Православную Церковь

30 мая 2023

Служение протоиерея Григория Пономарева (1914–1997) в эпоху гонений на Русскую Православную Церковь
Публикации

Служение протоиерея Григория Пономарева (1914–1997) в эпоху гонений на Русскую Православную Церковь

Протоиерей Григорий Пономарев служил в Зауральском регионе, сохранил веру, несмотря на жестокие гонения. Вернувшись из концлагеря и ссылки к служению, он как миссионер помогал приобщиться к Церкви людям, получившим антирелигиозное воспитание. Для этого собирал апологетические материалы, составлял сборники святоотеческих поучений («Цветники»), писал статьи («самиздат»). Его личный подвиг отражен в духовном дневнике, где прослеживается ревностная борьба со страстями и побуждение себя к добродетелям, аскетическое отношение к отпущенному Богом для духовного возрастания времени. Дневник постоянно перечитывался протоиереем Григорием для того, чтобы его «духовное строительство» не останавливалось. Служение отца Григория находит параллели в служении его великого современника, старца архимандрита Иоанна (Крестьянкина), и представляет интерес для исследований по пастырскому богословию.

Протоиерей Григорий Пономарев родился в семье священника. Его отец, Александр Ипполитович, после окончания Пермской семинарии был рукоположен, руководил миссионерской деятельностью в уезде, преподавал. Он горел служением, в своем доме принимал святого Иоанна Кронштадтского в 1905 г. В 1914 г. родился Григорий, вскоре началась эпоха, которую именуют Новейшей историей, была развязана Первая мировая война, произошли революционные события 1917 г. Начались гонения на Церковь, отец Александр Пономарев сопротивлялся закрытию храмов. Протоиерей Александр привил Григорию крепкую веру в Бога, дал домашнее образование в объеме школы-семилетки, обеспечил мальчика частными уроками с преподавателями. Мальчик помогал в храме, любил читать Библию, творения святителей Василия Великого и Феофана Затворника, отца Иоанна Кронштадтского. Под руководством отца юноша осваивал курс семинарии. К 16 годам Григорий восчувствовал призвание к священству, но на основании инструкции Наркомата юстиции от 24 августа 1918 г. все средние и низшие духовные учебные заведения закрывались [Сорокин и др. 1990: 41–63], в 1918 г. была закрыта Пермская семинария.

Григорий Пономарев по благословению епископа Шадринского с 1929 г. исполнял послушание псаломщика, что дало ему практическое знание Устава, опыт молитвенного чтения и пения в храме. По стране разворачивалась «безбожная пятилетка», цель которой была в том, чтобы граждане забыли имя Бога к 1937 г. В 1933 г., после смерти матушки, отец Александр был пострижен в монахи с именем Ардалион. В епархии и митрополитом Сергием (Страгородским) он рассматривался как кандидат для рукоположения во епископа Челябинского, в 1936 г. он был возведен в сан архимандрита в регистрации архиереям не дал состояться хиротонии. Во всех этих гонениях отец Ардалион видел больше чем проблемы. В подаренном сыну Евангелии он записал: «Здесь люди не от злобы своей действуют, а это Бог через них хочет испытать мое терпение и смирение. Буду всё терпеть ради Иисуса Христа. Пс. 36, 5, 6».

Наставление сыну заканчивается библейским   адресом,   процитируем Пс. 36, 5, 6: «Предай Господу путь твой и уповай на Него, и Он совершит,  и  выведет,  как  свет,  правду  твою  и  справедливость  твою, как полдень (ἐξοίσει ὡς φῶς τὴν δικαιοσύνην σου καὶ τὸ κρίμα σου ὡς μεσημβρίαν)». Этот алфавитный псалом Тертуллиан называл зеркалом Провидения [La Bible de Jérusalem 2009: 908]. Свт. Афанасий Великий комментировал Пс.  36:  «В  будущем  веке  <…>  праведницы  просветятся яко солнце (Мф. 13, 43). Свет же правды — ведениe, поелику правда есть мерило добродетелей» [Афанасий Великий 1994: 128]. Таково эсхатологическое толкование псалма. Таким  образом,  в  годы  гонений отец советовал Григорию: предай жизнь Господу, Он выведет  тебя  из тьмы, только сохрани Его правду. По этим пророческим стихам и складывались судьбы Пономаревых.

В 1935 г. Григорий получил благословение поступить на бухгалтерские курсы в Одессе. Примерно такой же путь был у архимандрита Иоанна (Крестьянкина): домашнее образование, работа бухгалтером, алтарное послушание, священство <…> В октябре 1936 г. Григорий Пономарев сделал еще шаг к священству, создал семью с певчей Ниной Увицкой, ее отец тоже был священником4. Молодые поселились в доме Пономаревых, что в Невьянске. В декабре к Григорию приехал отец по совету сопастырей, поскольку на месте его служения пошла волна арестов. «В 1937–1938 гг. в Свердловской епархии было репрессировано семь архиереев (все расстреляны), не менее 154 священнослужителей (из них 91 расстрелян) и не менее 500 мирян» [Лавринов 2001: 68]. В январе 1937 г. архимандрита Ардалиона арестовали. Как выяснилось позже, отец Ардалион не признал вины, в июле 1938 г. он умер в лагере от истощения. Он причислен к лику святых [Жизнеописание преподобномученика Ардалиона. URL: http://vorkuta-eparchia.cerkov.ru/svyatye/prepodobnomuchenik-ardalion-ponomarev/ (дата обращения: 10.11.2021)].

Шла кампания закрытия храмов, арест члена приходского совета считался достаточной причиной для закрытия храма; к 1939 г. в России осталось около ста действующих церквей [Цыпин 1994: 106–107]. Арест отца не изменил намерений Григория служить. Через полгода после ареста отца Григорий был рукоположен. В то время они с женой ждали ребенка, обычно это обстоятельство заставляет избегать рисков. Но здесь все было иначе, на место арестованного священника к престолу встал его сын. В сентябре у отца Григория родилась дочь, на 40-й день ее крестили. В тот же день диакона Григория арестовали, дом разгромили. Староста храма помогла матушке с ребенком уехать, спасая их от ареста.

Диакон Григорий был осужден по статье 58-10 на 10 лет ИТЛ, отправился по этапу на Колыму, где едва не погиб от рук уголовников, но Господь его сохранил [Кибирева, Пономарева 2007: 81–82, 91–93]. Когда отец Григорий работал в забое, произошел обвал свода, отца Григория и его напарника (священника) откопали на третий день. Господь снова продлил жизнь Своим рабам. За три года до конца срока отец Григорий заболел типичной для узников гемералопией («куриной слепотой»)5, он крепко молился Господу Иисусу, прося и обещая служить после окончания срока. Через два дня он выздоровел. После освобождения диакону Григорию на протяжении шести лет не удавалось уехать домой. Он работал в Дальстрое6, записался в очередь на самолет и собирал деньги на билет. Когда диакон вернулся к жене и дочери, через день после возвращения он подал прошение архиерею, чтобы продолжить служение.

Отец Григорий снова встал к престолу. Отметим, что в Дальстрое отец Григорий разыскивал апологетические материалы, в том числе в художественной литературе. Почти все собранное пришлось уничтожить, поскольку был риск, что при досмотре обнаружатся религиозные тексты, и ему не дадут вернуться. Уничтожая материалы, диакон не малодушничал, он стремился домой, чтобы продолжить служение, из-за которого ему 

10 лет лагерей. В 1953 г. многие репрессированные возвращались домой, среди них был и диакон Григорий. Уже осенью он направился получать духовное образование, в 1955 г. окончил Ленинградскую духовную семинарию (заочное отделение), в том же году был рукоположен. На приходах ему доводилось много служить, в том числе в должности настоятеля, он служил без отпуска 13 лет. В 1956 г. он поступил в Духовную академию, проучился год, но по независящим от него обстоятельствам закончить учебу не смог [Кибирева, Пономарева 2007: 272–273].

Возобновился его труд по собиранию материалов для душепопечения. Священник печатал на пишущей машинке тексты «под копирку», отработанную ленту машинки намазывал смесью из сажи и растительного масла и использовал снова (купить ленту было невозможно). В условиях, когда на тему религии обычный гражданин мог приобрести только атеистические издания, священник, изготовлявший самиздат, совершал миссионерский подвиг. Сохранился «Цветник» протоиерея Григория, то есть собрание цитат из святителей Василия Великого, Филарета Московского, преподобных Ефрема, Иоанна Лествичника, митрополита Сурожского Антония <…> Протоиерей Григорий предлагал пастве то, что полезно каждому: «Непродуманно дать чтение — это просто забросать книгами, не сообразуясь с наклонностью человека. Когда от прочитанной книги осталось впечатление, это значит — попал в цель <…> Одних — успокоить, а других пробудить от спячки духовной» [Там же: 93–94]. Здесь обозначены цели чтения: успокоить надеждой на Промысл тех, кто живет в тревоге, пробудить тех, кто успокоился в самодовольстве.

Эпоха гонений растянулась на десятилетия, характер гонений со временем менялся [Беглов 2008: 99–100, 232–252]. В 1920–1940-е гг. борьба с Церковью велась через истребление и «перековку церковников». В годы войны было открыто множество приходов, гонения ослабли. В конце 1940-х политический курс изменился, и стали арестовывать духовенство. В 1960-е гг. действовали косвенными методами: приходы облагали налогами, добиваясь их закрытия; однажды отца Григория попросили причастить умирающего, увезли на автомобиле далеко от обжитых мест в зимний мороз. Наутро полуживой священник вернулся; о том, что произошло, отказался рассказывать, не хотел осуждать. Он понимал значимость борьбы со страстями: «Священник должен беречь себя от вторжения малейшего озлобления, недовольства, злопамятства. Все это сильно вредит всему духовному строю работы. Спрашивается: что сделал для стройки духовного дома? Туда надо отправлять следующие материалы: милосердие <…> кротость, любовь, молитву <...> Господи! Помоги от сна лености восстать и будить других!» [Там же: 93]. Здесь священник Григорий мгновенно переходит от духовного размышления к отсечению помыслов молитвой:

«Господи, помоги». Этот динамичный переход от размышления к молитве напоминает страницы «Исповеди» блаженного Августина. Еще нюанс: в словах о постройке духовного дома звучит отсылка к одной прочитанной отцом Григорием истории. Суть ее в том, что дела милосердия являются строительными материалами для обителей, в которых люди поселятся в будущей жизни. Материалами для постройки являются добродетели (милосердие, молитва), разрушают постройку страсти (недовольство как следствие уныния7).

Видя служение отца Григория, уполномоченные по делам религии противодействовали ему в созидании общины, «переводили его с прихода на приход»: Шадринск, Куртамыш, Усть-Миасс <...> Сослужители тоже видели подвиг священника, отец Григорий стал епархиальным духовником. Сохранились его наставления для священников: «Чтобы стать острее меча обоюдоострого (нести на одном своем острие истину, а другим рассекать ложь), проповедь имеет нужду в предварительном осолении молитвой. Если свыше дан дух силы — “выйдет” проповедь (заразит, убедит, исцелит, освободит, поможет созиданию Царства Божия). Не дан дух — проповедь развлечет или утомит» [Там же: 96]. О мече говорил апостол Павел в Евр. 4, 12. Свт. Иоанн Златоуст толкует это двояко: 1) обычный меч пронзает тело, а слово Божие проникает в бестелесные существа; 2) слово таинственно и страшно отделяет дух от души. У других экзегетов толкования Евр 4, 12 — об отделении Ветхого Адама от Нового Адама [Библейские комментарии 2015: 62]. Отец Григорий говорит о проповеди по слову Божию: одна кромка меча отсекает ложь, освобождает от нарыва, а другая приносит к ране лекарство, истину.

Проповедь понимается в терминах жертвы, ее нужно осолить. «Всякая жертва солью осолится. Соль — добрая вещь; но ежели соль не солона будет, чем вы ее поправите? Имейте в себе соль» (Мк. 9, 49–50), — Христос. «Неси подвиг с радостью <…> И осоли его огнем борьбы и очищения, чтобы твоя жертва-подвиг стала ароматной и приятной», — так понимал Мк. 9 епископ Григорий (Лебедев)8, чьи аскетические правила ценил отец Григорий [Григорий (Лебедев) 2006: 113]9. Принцип осоления молитвой отец Григорий применял и к исповеди: «Ты, духовник, призван открыть двери души в эти живые храмы. Причем не рвать дверей <…> молиться всегда перед совершением святого таинства <…> “Господи!.. Не оставь и на сей раз <...> Помоги мне это мероприятие в жизни провести!”» [Кибирева, Пономарева 2006: 39] По стилю тексты отца Григория местами напоминают церковные книги середины XIX в., местами его стиль приближается к раннесоветской прозе Андрея Платонова. У отца Григория встречаются и достаточно современные по стилю тексты — «Сто вопросов»; они близки по жанру к «Вопросоответам» преподобных Варсануфия Великого и Иоанна [Варсануфий Великий, Иоанн 1995].

К примеру, «Вопрос 92: Если не хватает сил сразу же заставить себя молиться <…> нет желания вообще пересиливать, то как быть? Ответ: Не можешь сделать все, сделай часть <…> одолеешь и себя, и дело. Не надо оправдываться трудностью дела, чтобы не оказаться во власти уныния. Так учили отцы в древности. В примерах древнего Патерика есть притча об отце, который послал сына прополоть поле» [Пономарев: URL: https://zlibraries.ru/text/nlnkve83x9lg//52 (дата обращения:    10.11.2021)]. За этим следует рассказ о том, что сын приуныл от объема работ, лег на межу, пришедший отец разбудил его и велел каждый день полоть ту площадь, которую сын занимал в положении лежа, так сын понемногу прополол поле и преодолел уныние. Исихастская аскеза оказала на протоиерея Григория большое влияние.

Для отца Григория важной темой было аскетическое упорядочение запланированных дел: «Трудись упорно, молись постоянно и с верой. Научись давать отчет за каждый час — вот лестница духовного восхождения» [Кибирева, Пономарева 2006: 85]. Протоиерей Александр Шаргунов назвал это «часовым богословием». Отцу Григорию такой подход давал возможность служить, восходя по духовной лествице. Процитируем

«часовое богословие»  преподобного  Иоанна  Лествичника:  «Невозможно, чтобы прилежно обучающиеся какому-либо художеству ежедневно не успевали в нем <…> Хороший купец на всякий вечер непременно считает дневную прибыль или убыток; но сего он не может ясно узнать, если ежечасно не будет всего записывать в счетную книгу (εἰ μὴ καθ’ ὥραν ἐν τῷ πινακιδίῳ σημειοῦται), потому что ежечасное самоиспытание ежедневно просвещает душу (Τὰ γὰρ καθ’ ὥραν λογοθέσια τὸ καθημερινὸν φωτίζουσι)» [Лествица 1997: 4:115; Ουρανοδρόμος Κλίμαξ, URL: http:// users.uoa.gr/~nektar/orthodoxy/tributes/climax/04.htm   (дата   обращения: 10.11.2021)].

Возрождение православной жизни в нашей стране началось после 1988 г.; к этому времени отец Григорий был пожилым, и все-таки он помогал многим отыскать дорогу к храму. Врач Л. Н. Рублева вспоминает, как в середине 1990-х спрашивала совета у батюшки; в одном из старых календарей она обнаружила молитву врача, которой не было в молитвословах. Отец Григорий выслушал текст молитвы, отметил, что в ней есть смиренный дух и советовал ее произносить [Кибирева, Пономарева 2006: 11–12]. Тогда же активизировались неоязыческие «экстрасенсы», отец Григорий противостоял им [Там же: 294, 304–306].

В 77 лет у отца Григория обострилась желчекаменная болезнь. К удивлению врачей, умирающий священник после операции вернулся к служению, хотя служил реже и вышел за штат. В сентябре 1997 г. самочувствие протоиерея Григория и матушки ухудшилось, одним октябрьским вечером отец Григорий попросил привести священника. Священник напутствовал супругов, и они умерли под утро 25 октября. Их кончину сравнивают с тем, что мы читаем в житии благоверных князей Петра и Февронии. В Курганской епархии собирают материалы для прославления отца Григория Пономарева в лике святых. Подводя итог, отметим, что изучение жизни и трудов протоиерея Григория определенно представляет интерес для пастырского богословия.

Иерей Павел Сержантов

Служение протоиерея Григория Пономарева (1914–1997) в эпоху гонений на Русскую Православную Церковь

Источники

La Bible de Jérusalem. 2009.

New International Version Life Application Study Bible. Zondervan, 2011.

Οσίου Ιωάννου του Σιναΐτου Ουρανοδρόμος Κλίμαξ // URL: http://users. uoa.gr/~nektar/orthodoxy/tributes/climax/04.htm (дата обращения: 11.11.2021).

Афанасий Великий, свт. Творения: в четырех томах. Т. IV. Москва, 1994.

База данных «Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь в XX в.» // URL: http:// www.pstbi.ccas.ru/bin/db.exe/koi/nm/?HYZ9EJxGHoxITYZCF2JMTdG6 XbuDfeqif81UdO6UUy0ccuvUe8YUU8iZei4UfOHUfe8ctk* (дата обращения: 10.11.2021).

Библейские комментарии отцов Церкви и других авторов I–VIII веков.

Новый Завет. Т. X: Послание к Евреям. Тверь, 2015.

Варсануфий Великий и Иоанн, прпп. Руководство к духовной жизни, в ответах на вопрошения учеников. Москва, 1995.

Жизнеописание преподобномученика Ардалиона // URL: http://vorkuta- eparchia.cerkov.ru/svyatye/prepodobnomuchenik-ardalion-ponomarev (дата обращения: 10.11.2021).

Пономарев Г., прот. Сто вопросов и сто ответов на запросы христианской души // URL: https://zlibraries.ru/text/nlnkve83x9lg//52 (дата обращения: 10.11.2021).

Литература

Беглов А. Л. В поисках «безгрешных катакомб»: Церковное подполье в СССР. Москва, 2008.

Гавриил (Бунге), схиархим. Тоска, печаль, депрессия. Духовное учение Евагрия Понтийского об акедии. Москва, 2014.

Григорий (Лебедев), еп. Толкование на Евангелие (от Марка и Луки). Москва, 2006.

Кибирева Е., Пономарева О. Исповедник веры протоиерей Григорий Пономарев. 1914–1997 гг. Жизнь, поучения, труды. Т. 1. Москва, 2006; Т. 2. Москва, 2007.

Лавринов В., прот. Екатеринбургская епархия. События. Люди. Храмы. Екатеринбург, 2001.

Марченко А., прот. Вопрос о возрождении духовного образования в Молотовской (Пермской) епархии в годы Великой Отечественной войны // URL: https://bogoslov.ru/article/1418608 (дата обращения: 10.11.2021).

Пономарева О. Отец Григорий. Жизнь, посвященная Богу. Москва, 2006.

Сорокин В., прот., Бовкало А. А., Галкин А. К. Духовное образование в Русской Православной Церкви при Святейшем Патриархе Московском и всея России Тихоне (1917–1925) // Вестник Ленинградской духовной академии. 1990. № 3. С. 41–63.

Цыпин В., прот. История Русской Православной Церкви. 1917–1990. Москва, 1994.

 


Картинка для анонса: Array

Количество показов: 1191

Теги: